Польский праздник национальной трагедии

Первые выстрелы Второй мировой войны - немецкий броненосец «Шлезвиг-Гольштейн» обстреливает польский гарнизон Вестерплатте, Гданьская бухта, сентябрь 1939 года, фотоколлаж

В Польше готовятся широко отметить 80-летнюю годовщину начала Второй мировой войны. События глубоко трагичного для польского народа и в очередной раз фатального для польской государственности. Памятная дата 01.09.1939 используется официальной Варшавой довольно цинично. В целях препарирования исторической правды ради получения прямой выгоды финансового и пропагандистского характера.

Потому не стоит удивляться заявлению канцелярии президента Польши о подборе гостей на странный юбилей:

«Приглашения иностранным лидерам будут рассылаться из современного контекста, в противоположность историческому…»

Польские власти опасаются приглашать Президента России, вопреки рекомендации польского же МИД.

Опасаются из-за ущербности собственных эшелонированных позиций. По требованиям колоссальных репараций к РФ и ФРГ, по «жертвенности» Польши во Второй мировой войне, по верности западных союзников – как в историческом, так и в современном контексте.

1 сентября 1939 года обстрел фашистскими кораблями польской крепости Вестерплатте действительно стал первым эпизодом глобального конфликта. Вопреки героическому и упорному сопротивлению польских вооружённых сил уже через две недели они были разгромлены, руководство страны бежало, все механизмы управления и правопорядка рушились. Все обещания Великобритании и Франции прийти на помощь своему официальному союзнику оказались пустым бахвальством.

В условиях краха польской государственности Западная Украина и Западная Белоруссия были взяты под контроль Красной Армией – почти без сопротивления польских силовых структур. По странному совпадению именно в областях «большевистской оккупации» не было холокоста – в отличие от поголовного уничтожения лиц еврейской национальности в Прибалтике и Польше. За мифом советской историографии «Это всё нацисты сотворили!» националисты этих стран прячутся до сих пор.

Такова историческая правда. Как и ряд других фактов – менее удобных для шантажа и бахвальства в современном контексте. Например:

17 сентября 1939 послу Польши в Москве была вручена нота с разъяснениями начинающейся миссии советских войск на территории его страны. Польское правительство не объявило войну СССР – даже формальным образом, из безопасного лондонского убежища, на протяжении нескольких лет! Хотя бы по образцу своих западных союзников, странно воевавших с Германией.

30 сентября 1938 года (за 11 месяцев до обстрела Вестерплатте) польские войска вошли в Тешинскую область Чехословакии и отторгли от европейского соседа 805 км2 с населением 227 тыс. человек. При подавлении сопротивления было убито и ранено несколько сотен чешских полицейских.

На следующий день был подписан акт о ненападении между Великобританией и нацистской Германией, за 10 месяцев до аналогичного советско-германского соглашения. Сама Польша заключила мирный договор с фашистами первой во всей Европе, ещё в январе 1934 – едва Гитлер стал рейхсканцлером!

7 октября 1938 года, под диктовку немецких эмиссаров объявлена автономия Словакии – и уже в ноябре 1938 Венгрия впилась в свежеиспечённую автономию, оторвав от неё ряд районов Закарпатья.

Чехословакия после мюнхенского унижения, после немецкого, польского и венгерского вторжения существовала целых полгода. До марта 1939, пока не была окончательно оккупирована вермахтом.

Такие нравы и обычаи царили в предвоенной Европе. Появление «несчастной жертвы» зачастую было прямым следствием неудачливости агрессора.

Десять лет назад Президент Российской Федерации Владимир Владимирович Путин уже выступал в польском городе Гданьске по поводу 70-летия начала Второй мировой войны. Основные тезисы той речи актуальны и по сей день:

1 сентября – день памяти о десятках миллионов жертв. Разных национальностей и социального положения, бойцов и мирных людей, мужчин, женщин и детей.

Только при освобождении Гданьска пало 53 тысячи солдат и офицеров Красной Армии. В Польше похоронено 600 тысяч. Более половины из 55 миллионов убитых в мировой мясорубке – граждане СССР. Наша страна понесла невосполнимые человеческие потери, они отражаются на демографии через три поколения.

1 сентября – день для размышлений о причинах столь ужасающего конфликта. О последствиях умиротворения агрессора. О попытках воспользоваться чужой слабостью в шкурных интересах. О стремлении обеспечить свою безопасность за соседский счёт – и расплате за ошибочность расчётов.

Десять лет назад глава российского государства отметил, что искажение и замалчивание истории ведёт к новым трагедиям – уже без шанса на День Победы. Россия осудила пакт Молотова-Риббентропа законодательным образом. Почему же другие сделки с нацистами периода 1934-1939 гг. не осуждаются (даже не критикуются!) современными либеральными европейцами?!

Россия внесла огромный и великодушный вклад в разрушение Берлинской стены – какие стены разрушены либерально-европейскими стараниями?
Не появилось ли за минувшие 30 лет десятка новых разделительных барьеров. В том числе на российских границах и между странами «единого» ЕС?
Не обострились ли в Европе проблемы ксенофобии, национализма, популизма и расизма – о чём В. В. Путин предупреждал былых союзников ещё в 2009 году?

Россия сумела построить доверительные и партнёрские отношения с наследниками самых жестоких агрессоров, нападавших на нашу страну. Межгосударственный российско-германский диалог – пример врачевания былых ран и созидательных проектов на десятилетия вперёд.

Ковыряясь в наслоениях придуманного прошлого, закрываясь от исторической истины и геополитической реальности, можно испачкаться. В лучшем случае. Для начала содержательного польско-российского диалога «радушным хозяевам» стоит понять короткий текст выступления Президента Российской Федерации десятилетней давности. Или подхрюкивать в корыте искажений приятней и привычней?

ПОДЕЛИТЬСЯ: