Польская послевоенная жадность

Заседание польского парламента

В польских реках, озёрах и прочих водоёмах акулы не водятся. Грозные ровесницы динозавров (сопоставимые с ними по гуманизму) предпочитают студёной Балтике тёплые акватории мирового океана. К большому облегчению всех прибрежных жителей. Тем не менее в польском фольклоре есть замечательная пословица об острозубых хищницах:

«Был бы у акулы аппетит поменьше – у неё бы было и друзей побольше»

Народная мудрость очевидно актуальна не только лишь для хрящевых рыб.

С 2017 года польские официальные лица заняты взысканием репараций-компенсаций с ФРГ. За колоссальные потери и страдания, действительно понесённые Польшей во Второй мировой войне. Определенный оптимизм скандальным декларациям придавал факт их озвучивания бывшим руководителем польской обороны. Уникальным персонажем политической психиатрии по количеству и качеству акульего дружелюбия.

«Дайте денег, наследники нацистов!», — требовал министр с подлинными протоколами сионских мудрецов в личном архиве. С агентами НКВД, организовавшими Волынскую резню в глубинах министерских убеждений. С идеями создания спецназа из народных дружин для игры «Зарница» в Сувалкском коридоре. С инициативой многочисленных эксгумаций высших руководителей собственного государства без малейших оснований и результатов.

Немецкое отношение к репарационному шантажу от пана Мацеревича соответствовало реакции на назойливую муху. От него отмахивались, старались реже встречаться, закрывали уши и глаза на обидную медийную активность. Сам шантажист наконец-то вылетел в отставку, сосредоточившись на плотоядном жужжании вокруг смоленской катастрофы.
Однако польские намерения финансового давления на ФРГ были и остаются системными. Апеллируя к ужасам 80-летней давности, подрывая единство систем ЕС и НАТО в современности.

Ещё в августе 2017 года действующий премьер-министр Польши заявила о праве получить «справедливые компенсации от Германии за ущерб во Второй мировой войне, который никак не возмещён…»

В сентябре 2017 года создан специальный комитет польского Сейма по вопросу выплаты Германией репараций за Вторую мировую войну. Разумеется, преимущественно из числа депутатов правящей партии «PiS», из проверенных патриотов.

В том же месяце бюро анализа польского парламента совершило два крупных открытия в области истории и счетоводства. Бюро провозгласило Польшу «Самой пострадавшей страной от оккупационных действий гитлеровской Германии, с максимальным ущербом материального характера и уроном для национального достоинства по отношению к общей численности населения…»
И насчитало ФРГ 49 миллиардов долларов задолженности за истребление населения, принудительные работы и намеренное уничтожение польского имущества. Уничтоженное еврейское население (3 миллиона человек!), равно как и судьба имущества убитых польских евреев, не удостоились внимания парламентских анализаторов.
В октябре 2017 спецкомитет Сейма по репарациям собрался на первое заседание и первым делом жёстко раскритиковал аналитическое бюро за мелочность выставленного счёта.
В марте 2018 – проведя полгода в «тщательных изысканиях» – акулы польского Сейма оценили польский ущерб военной поры в 850 млрд. $

Это «огромная, но обоснованная сумма, которую Варшава имеет право потребовать у Берлина», по мнению председателя репарационного спецкомитета.
Эта сумма больше, чем весь объём советских репараций с Германии за период 1944-1954 гг. Причём не в номинальном (16 млрд. $), но в золотом эквиваленте. Согласно оценкам немецкого министерства внутренних отношений, общая стоимость вывезенного имущества (от станков и кораблей до наличных средств и предметов искусства) равна цене 14.040 тонн чистого золота. Или 570 млрд. $ в нынешних реалиях. Порядка 20% изъятых СССР репараций предоставлены Польше в реалиях послевоенных.

Акулья претензия на 850 млрд. $ в полтора раза превышает номинальный ВВП современной Польши.
Эта добыча в 9 раз больше консолидированных доходов польского бюджета за 2017 год (90 млрд. $). И в 8 раз больше общих бюджетных расходов (106 млрд. $).
По удивительному совпадению ассигнования структурных фондов ЕС на польские нужды покрывают большую часть дефицита польского бюджета. Евросоюз постепенно отказывается от финансирования восточных новобранцев, те ищут методы и способы харчеваться дальше. Но не пожирая пресловутое европейское единство изнутри, щёлкая челюстями себе же в ущерб?!

Правовых оснований требовать репараций от ФРГ варшавские власти гарантированно не имеют. Нацистский долг в материальном выражении полностью погашен в 1954, отсутствие претензий дополнительно подтверждёно в 1990 гг. На что имеется полный комплект межгосударственных договоров. Срок давности по подобным претензиям в рамках европейского имущественного права (50 лет) давно истёк.
Кроме того, в результате Второй мировой войны «максимально пострадавшая» Польша максимально и расширилась. За счёт обустроенных немецких территорий, очищенных от немецкого населения. Если из российской Калининградской области было депортировано около 60.000 этнических немцев, то из новых польских воеводств – несколько миллионов. Желание признавать выгодные итоги Второй мировой войны и отказываться от признания итогов невыгодных открывает такой ящик Пандоры, что в него способна провалиться вся Польша целиком. И не в первый раз, что должно быть известно зубастым ихтиандрам польского Сейма.