Периферийный национализм Евросоюза

Лидер ультраправой национально-консервативной партии Испании Vox Сантьяго Абаскаль и глава МВД Эстонии, лидер ультраправой Консервативной народной партии Март Хельме, фотоколлаж

В двух противолежащих государствах Евросоюза прошли плановые парламентские выборы. В Эстонии они состоялись 3 марта, в Испании – 28 апреля 2019 года. По их итогам формируются правительства двух европейских стран, определяются направления и приоритеты государственной политики. Эстония и Испания символизируют разнообразие европейской периферии качественным образом и количественным примером.

Крупная страна с имперским прошлым и миниатюрное государство с комплексом имперской жертвы. Южный темперамент и северная сдержанность. Популярность конституционной монархии и ужас перед любым намёком на монархию. Десятилетия советских экспериментов и вековые традиции «чистого» капитализма.

Большинство жителей Каталонии выступают за государственный развод с Испанией – в рамках демократических процедур, обладая существенными правами культурной и экономической автономии. В Эстонии национальные меньшинства лишены любой надежды на автономию, согласно тем же универсальным нормам европейской демократии. Сотни тысяч постоянных жителей Эстонии не имеют гражданства собственной страны.

Испания избежала палящих ударов обеих мировых войн и сохраняет трансокеанские связи с «испанским миром» – опалённым вторжением конкистадоров. Эстония борется с экзистенциальной российской угрозой и классификацией «пригород Санкт-Петербурга». Одновременно желая торговать с РФ, продолжать транзит российских грузов в ЕС и т.п.

Выборной сенсацией Иберийского полуострова и Прибалтики стала весомая поддержка ультранационалистических и по сути антиевропейских партий, созданных всего несколько лет назад.

Испанский Vox получил 2.67 миллиона голосов, или более 10 % активных избирателей Испании. С мая с.г. из 350 депутатов нижней палаты парламента Испании 24 составят фракцию радикальных популистов Vox.

Эстонские консервативные народники заручились поддержкой всего 100 тысяч сторонников – но из-за электоральных размеров страны контролируют 19 из 101 законодательного кресла и даже вошли в состав эстонского правительства! В том числе на ключевую должность министра внутренних дел и ряд менее значимых (но вполне управляющих) постов.

Каковы общие черты между испанскими и эстонскими ультраправыми националистами?

  • Категорическое отрицание мультикультурализма, запрет на приём беженцев из «опасных» стран Азии и Африки любой ценой – вплоть до выхода из Евросоюза, из шенгенской зоны и заградительных отрядов на границах;
  • Осторожное поощрение миграции из «ответственных и близких» стран. Для Испании таковыми являются бывшие колонии, для Эстонии – менее благополучные государства Европы, особенно скрюченные решительными реформами;
  • Укрепление унитарного единства государства. В уже унитарной Эстонии – запрет на русскоязычное образование, культурное, деловое и в перспективе бытовое общение. В Испании – агрессивное подавление регионального сепаратизма. С показательным  уничтожением всех автономий, начиная с каталонских строптивцев.
  • Территориальные претензии к ядерным державам и постоянным членам СБ ООН. Эстонские «консервативные народники» требуют от России вернуть границы 1920 года и намерены препятствовать ратификации договора года 2014 о признании нынешних рубежей. Лидеры испанского Vox с апломбом барона Мюнхгаузена намекают на войну Англии, дабы забрать неправедно отторгнутый триста лет назад Гибралтар.
  • Новый формат отношений с Брюсселем – выполнение только тех рекомендаций и указаний центральных органов ЕС, которые соответствуют испанским/эстонским интересам. Приём евросубсидий и развитие инфраструктуры соответствуют, фискальные отчисления еврочиновникам и размывание суверенитета никоим образом и т.д.
  • Эстонские и испанские ультраправые резко выступают против абортов и однополых браков – что радикально противоречит системе либеральных евроценностей и всего несколько лет назад являлось приговором для политических сил ЕС. За вооружённую и решительную пограничную охрану государственных границ и в конечном итоге – за однородное мононациональное государство.

Совпадение в каждом параметре уже удивительно, многократные совпадения являются системными – тем более с учётом программных целей правящих партий в Венгрии и Польше.

В Эстонии столь чудесная для единства ЕС партия вошла в правящую коалицию, напялив русофобский камуфляж, но проводя диверсии против самой евроинтеграции. В Испании популисты Vox пока что заняты партизанщиной в центральных органах власти, но на региональном уровне уже управляют Андалусией.

Серьёзные перемены в электоральных настроениях столь разных стран ЕС, как Эстония и Испания, позволяют судить о качественном характере сдвигов в общественном европейском сознании. Сдвигов к бандам «лесных братьев» и к марширующим колоннам фалангистов – пока что по периферии «либерального и демократического» Евросоюза.