Перезанять и не отдать?

Президент Украины Петр Порошенко и директор-распорядитель МВФ Кристин Лагард

В декабре 2013 года украинские власти получили займ от государственных фондов Российской Федерации. На общую сумму 15 млрд. $ сроком на три года. Под 5 % годовых, с чётким графиком финансирования и обслуживания. Без каких бы то ни было дополнительных условий и косвенных отягощений типа повышения тарифов в 10 раз.

Однако всего через два месяца в Киеве произошёл военно-националистический переворот, декабрьский кредит был назван «грабительским и оккупационным», уже поступившие три миллиарда киевские реформаторы отказались возвращать. Хотя проценты по «агрессорскому» займу исправно погашали на протяжении полутора лет.

Весной 2014 года постмайданные власти ожидали обильных инвестиций и денежных подарков от всего западного мира. От Евросоюза и США до Канады и Австралии –  только ЕС обещал выделить 20 млрд. €! Правда, озвучивал посулы евродепутат с полномочиями в рамках собственного письменного стола. И активно скакавшие на майдане чиновники ЕС перед уходом с должностей. И все остальные обещания (зарубежные и незалежные) оказались столь же реалистичными.

Разрыв конституционной законности подорвал основы хрупкой украинской государственности. Разрыв традиционного экономического сотрудничества почему-то помешал финансовой стабилизации. Разрыв собственной страны преступным АТО усугубил ситуацию в государственном, корпоративном, муниципальном и личном масштабах. В том числе дисбалансом доходов и расходов.

Весной 2015 украинские реформаторы добились большого финансового успеха – кредитной программы от МВФ, на 17.5 млрд. $! В апреле получен рекордный транш на 5 миллиардов, ослепительное будущее вернулось в новом блеске старых обещаний. Вообще займы МВФ очень выгодны низкими процентами. В украинском случае – порядка 1.8 % годовых.

Правда, тратить деньги глобальных ростовщиков можно только на погашение долгов перед ними же.

Избыток полученных траншей отправляется в государственные резервы, где лежит мёртвым грузом. Ожидая возвращения в родное МВФ-гнездовье с прибылью для владельцев гнезда.

Смысл изумительно-элегантной схемы для кредитуемой страны – в привлечении займов, инвестиций от других финансовых институтов, фирм и частных лиц. Благодаря доверительному партнёрству с Международным Валютным Фондом, абстрактным цифрам в рейтингах уважаемых агентств и решительному вранью о великих реформах.

В декабре 2016 Украина допустила дефолт по долговым обязательствам перед РФ. Отказ признавать государственное банкротство растянулся на несколько лет и был с выгодой использован некой международной структурой.

МВФ достоин искреннего восхищения. Десятилетиями расставлять одну и ту же ловушку и раз за разом доставать из неё трофеи способны не все.

Аргентина только в XXI веке дважды вляпалась в МВФ-западню.
Трудно вообразить более различные страны, чем Югославия и Руанда – но обе перед кровавой усобицей подсели на кредиты МВФ!
Разгул наркокартелей в Мексике и безработица среди 40 % трудоспособных граждан – прямое следствие выплат 60 % доходов мексиканского бюджета на счета МВФ.
Список государств, пострадавших от взаимодействия с МВФ, весьма обширен. Теперь в трофейном списке есть и Украина – возможно, трофеем нового типа.

Частные инвесторы и евроатлантические спонсоры смахнули киевским реформаторам крохи с барских столов.
Революционные преобразования в экономике привели к коррупционной диктатуре.
Кавалькада самоблокад обострила былые недуги в финансово-хозяйственном организме и спровоцировала новые болезни.
Распухший оборонный бюджет подобен неоперабельной саркоме – все понимают её смертельную опасность, но и трогать опухоль страшно.
Экономика больше не валится в пропасть, но и выбраться из спада 2014-2015 гг. не в состоянии.
Даже без кредитно-свинцовых каторжных колодок.

В сентябре 2017 размещены украинские евробонды на 3 млрд. $ под 5 % годовых – и почему-то «грабительским и оккупационным» этот займ не является, но и занимать коррупционным ловкачам больше никто не хочет.

Последние два года ростовщик-монополист МВФ выдаёт киевским деятелям по 1 млрд. $, а забирает 1.5 млрд. $. Попутно требуя таких радикальных преобразований, что реформаторы рискуют не доехать до чартерных рейсов в Майами. Словно упиваясь невыполнимостью своих пожеланий и приближающимся крахом должника.

В 2018 году минуло восемь месяцев – а дежурного миллиарда до сих пор нет. Хотя только за оставшиеся четыре месяца украинские власти обязаны погасить более 2 млрд. $ внешнего долга.
На едином казначейском счёте Украины последние полгода нет и 600 млн $.

К осени 2018 украинские власти нуждаются в срочном кредите на 725 млн. $ и готовы платить за него более 9 % годовых. Облигации государственного займа уже размещены – с уникальной доходностью для суверенной и поддерживаемой Западом страны!
Размещены всего на год. Дальше власть не смотрит, дальше эффективно реформировать будут другие персонажи, дальше… всё только начинается?

725 млн. $ сразу уйдут на выплату предыдущих долгов и помогут дотянуть до транша МВФ – которого пока нет и неизвестно когда будет. Предполагаемый займ уже потрачен, за четыре полных года источники финансовой (и любой другой) стабильности не найдены.

Динамика одновременного роста украинского государственного долга, трудовой миграции, внутриполитического разброда и внешнего холода направлена к вынужденному признанию полного банкротства европейской страны.
Следующий шаг – введение открытого внешнего управления имуществом failed state, от имени и по поручению некой международной финансовой структуры.