ПАСЕ: денежный вопрос их испортил…

Парламентская ассамблея Совета Европы

Парламентская Ассамблея Совета Европы заседает с 1949 года. В старейшем органе по обмену депутатскими мнениями представлено 47 европейских стран, делегациями от 2 до 18 законодателей. Подлинные полномочия ПАСЕ ограничиваются выборами своего генерального секретаря, его заместителей и судей ЕСПЧ. А также вынесением суждения обо всех международных конвенциях, разрабатываемых Советом Европы (не разрабатываются уже более 15 лет).
К счастью для 318 дважды депутатов и для их 318 заместителей, у ПАСЕ есть солидный объём мнимых полномочий. Законодатели готовят доклады по актуальным вопросам европейской и мировой политики, обсуждают их в различных форматах, принимают резолюции и раздают рекомендации суверенным государствам, оптом и в розницу.

Парламентская Ассамблея Совета Европы в полном составе «трудится» четыре недели в году – для ежеквартальной реакции на животрепещущие проблемы современности. Ядро организации (вышеупомянутый генсек, его замы и председатели постоянных комиссий) дополнительно заседают ещё дважды в год. Изучая политическую повестку дня и регулируя темы будущих докладов. Собираться можно в любой из европейских столиц, ядро ПАСЕ предпочитает Париж.

На подготовку депутатских докладов уходит от 1 года до 3 лет, сопряжённых с тщательным изучением обстановки, с многочисленными комфортабельными командировками и с заранее известным текстом. По итогам докладов ПАСЕ, после внесения в них поправок принимается резолюция простым большинством голосов. Чтобы «резолюция» стала «рекомендацией», необходимо две трети одобрительно поднятых рук.
Кворум в зале заседаний не требуется в обоих случаях. Как и выполнение резолюций-рекомендаций ПАСЕ, за всё время существования самозамкнутой бюрократической структуры.

Достаточно перечислить список претензий ПАСЕ к Российской Федерации, начиная с 2009 года. По мнению евродепутатов, Россия должна:

  • Отозвать признание независимости Абхазии и Южной Осетии, допустив этнические чистки и геноцид в обеих республиках.
  • Восстановить территориальную целостность Грузии вопреки мнению бывших граждан Грузии.
  • Вывести войска из Абхазии, Южной Осетии, Приднестровья.
  • Расследовать нарушения прав человека на Северном Кавказе в целом и в Чечне в частности.
  • Отменить закон о запрете пропаганды гомосексуализма среди несовершеннолетних россиян, дозволить (а лучше организовать и спонсировать!) радужные прайды в городах РФ.
  • Разрешить свободное иностранное финансирование некоммерческих организаций без регистрации НКО в качестве «иностранных агентов» и т.д. и т.п.

Список столь же обширен, сколь и невыполним, по целому комплексу объективных и субъективных причин. И не только для России, но и для Турции, Сербии или Беларуси, например. Претензии ПАСЕ формулируются не для воплощения, но для самого процесса формулирования в брюссельских дворцах и в парижских кулуарах.
Система, довольно близкая к идеалу бюрократического Perpetuum Mobile, дала сбой весной 2014 года и с тех пор пошла вразнос. Хотя ожидался совершенно иной разнос, с политической изоляцией, порванной в клочья экономикой и очередной «революцией» в одной отдельно взятой стране.

После воссоединения Крыма и России ПАСЕ допустила истеричную поспешность и системную близорукость по отношению к РФ. Возмущённые резолюции и визгливые рекомендации обесценили формальную весомость Ассамблеи. А весомости реальной у ПАСЕ никогда и не было. Фигурально выражаясь, парижско-брюссельские короли осуждающих решений всегда были голыми.
Но если сказочный монарх устыдился устного разоблачения маленького мальчишки, то евробюрократы убоялись дефицита финансирования вполне по-шариковски. Без тени намёка на аристократическую честь. «Я без пропитания не могу, где же я буду харчеваться»?!

В апреле 2014 года ПАСЕ принимает целый ворох антироссийских решений. РФ должна вывести войска из Крыма, дезавуировать результаты мартовского референдума (демократия, однако), прекратить «агрессию и аннексию» и прочее.
Но так как ценность подобных призывов устойчиво колеблется в районе политического нуля, то Россию лишили права голоса в ПАСЕ, вывели её представителей из состава руководящих органов и наблюдательных миссий. Дабы продемонстрировать европейское осуждение не только на словах.

Однако тем самым был создан прецедент дискриминации национальной делегации во-первых и ликвидирован смысл участия России в ПАСЕ во-вторых.
Многолетние переговоры между представителями РФ и Ассамблеи не достигли компромисса и взаимопонимания. Если в 2014-2016 гг. российские депутаты воздерживались от участия в заседаниях ПАСЕ, то в прошлом году воздержание распространилось на финансирование означенной организации из бюджета РФ. Любому терпению приходит конец, надменную русофобию прижгли рублём.

Казалось бы, речь идёт о совершенно незначительной сумме в масштабах единой Европы – российский взнос в ПАСЕ составляет 32 млн. $ в год. При этом его удельный вес достигает 10% бюджета организации, хотя доля российских депутатов меньше 6% (18 из 318). Одновременно Турция – другой критикуемый спонсор ПАСЕ – также урезала свой денежный вклад критиканам на 20 млн. $. Не на временной, но постоянной основе, умаявшись прозябать в предбаннике ЕС.
И менее чем через год руководство ПАСЕ смягчилось до выплетания миртовых венков из критических стрел.

Оказывается, Россия напрасно лишена права голоса в европейском депутатском междусобойчике. А также права претендовать на руководящие должности и уважительное отношение. Нужно вернуть этот голос и эти права, возвратить делегацию РФ в брюссельские кресла и российское финансирование ПАСЕ.
Удивительным образом за целый год в богатейшей Европе не нашлось желающих оплачивать российское отлучение от Ассамблеи, такого нужного и важного органа межпарламентского взаимодействия…

Голые короли мёртвых параграфов продолжают генерировать медийные требования к Москве. Требуют прекратить любую поддержку ДНР и ЛНР, не признавать документы самопровозглашённых республик. Настаивают на возобновлении деятельности экстремистского и запрещённого в РФ Меджлиса, умалчивая о его роли в блокаде Крыма. Советуют дозволить беспрепятственный въезд евроконтролёров на полуостров, чтобы киевские реформаторы не обиделись получением российских виз работниками ПАСЕ.
Исполнения этих требований европейские бюрократы не ждут, в отличие от поступления траншей из бюджета РФ.

Вполне возможно, что России необходима площадка для брюссельских дискуссий и парижских встреч с нашими заклятыми партнёрами.
Но перед возобновлением финансирования брюссельской ассамблеи хорошо бы ответить на вопрос: «Чего лишилась Беларусь за 20 лет отсутствия в ПАСЕ»? Какие беды обрушились на небольшую страну с 1997 года расставания с ПАСЕ? Честно говоря, на Беларусь и европейская критика давненько перестала обрушиваться, бюджет сэкономил сотни миллионов долларов, в 2015 году Беларусь тихой сапой выведена за рамки европейских санкций.

Создание резолюций и рекомендаций со смысловой нагрузкой классического «абырвалг» – не признак разумности и этичности их авторов. Шариковы воспринимают интеллигентную мягкость как признак слабости и норовят укусить руку дающего.