Откровения Франсуа Олланда

24-й президент Французской Республики Франсуа Олланд

Франсуа Олланд возглавлял Пятую республику в 2012-2017 гг., руководил Социалистической партией страны с 1998 по 2008 годы. Он был вторым и по всей вероятности последним президентом от социалистов. Мощнейшая партия Франции при Олланде потерпела политический крах.

Трудно поверить, что всего 15 лет назад социалисты выиграли выборы в большинстве французских регионов. Теперь их электоральные результаты создают фоновый шум для победных маршей других партий.

Мсье Олланд стал кандидатом в президенты весьма интересным образом. Фаворитом был «мощный старик» Доминик Стросс-Кан, задержанный по ложному обвинению американской полицией – и на расчищенную площадку вышел «никакой» Франсуа.

Его первой инициативой стал налог на роскошь – государственная казна взимала 75 % от доходов свыше 1 млн. € в год! Социальная справедливость хороша, но при таком налоговом гнёте теряется смысл продуктивно работать на любом поприще. Инициатива бурно славословилась, распугала состоятельных французов и впоследствии тихо отменена решением Конституционного суда. Отменить имиджевый ущерб и успокоить инвестиционные страхи судебным вердиктом невозможно. 75 % Франсуа будут аукаться французской экономике ещё долгие годы.

Он начал «маленькую победоносную войну» с фанатичным экстремизмом в Центральной Африке. Причём вполне успешную на первом этапе, ввиду малочисленности вражеских банд и солидности французского влияния в регионе. Но уже через несколько лет миссия в Мали столкнулась с проблемами постджихадистского контроля – а десятки союзников по НАТО действенной помощи «сражающейся» Франции не оказали. В ЦАР же французские усилия привели к росту… российского влияния, что с большой обидой констатируют преемники Олланда.

Его большой гордостью стала легализация однополых браков с правом усыновления детей ЛГБТ-активистами. Скандальный закон всколыхнул Пятую республику, вызвал негативную реакцию общественности и церкви, спровоцировал массовые демонстрации с насилием и летальными жертвами. Этот закон работает, в отличие от роскошного налога в 75 %. Но за шесть лет его свадебными возможностями воспользовались несколько сотен человек, усыновленных детей гораздо меньше. Так ли актуален и нужен этот закон в 65-миллионной стране? Каково мнение на сей счёт покалеченных противников и родственников погибших демонстрантов?

Ф. Олланд участвовал в обеих итерациях Минских соглашений, призванных разрешить украинский кризис или хотя бы снизить его остроту. Время показало, что его позвали для массовки, в качестве группы европейской поддержки фрау Меркель, как представителя «старой» Европы и постоянного участника СБ ООН с западной стороны.

Он рьяно поддерживал сирийских «борцов за свободу», полностью искоренил французское влияние в некогда зависимой стране и одобрял мягкую миграционную политику. До выхода в отставку, когда можно пооткровенничать перед журналистами…

На Францию надвигалась радикальная угроза, в дополнение к ранее заложенным фугасам мультикультурализма, демографических и социальных дисбалансов. Рекордное падение популярности Олланда связано с имитацией бурной деятельности по малозначимым поводам и с управляемой политической слепотой в государствообразующих вопросах. Как новейший норвежский фрегат не увидел громаду неповоротливого танкера перед фатальным столкновением.

Европейские террористические удары XXI века пришлись на Пятую республику именно при Олланде. Городское сафари на журналистов «Шарли Эбдо», кровавый заезд по Ницце, трагедия театра «Батаклан» и множество менее резонансных терактов произошли во Франции. Страна стала громоотводом европейского джихада по целому комплексу причин. Ещё будучи президентом, Франсуа поведал о них в серии интервью двум журналистам-соотечественникам.

Серия вышла отдельной книгой под релевантным названием «Президент такое говорить не должен». Бывший глава французского государства из уютного и пожизненного кресла члена Конституционного совета поясняет своим читателям:

  • Массовая миграция в Европу из беднейших стран Азии и Африки влечёт замещение коренного населения, власти всех крупных стран ЕС это осознают;
  • Старания мультикультурного разнообразия, терпимости, толерантности и спорадического бюрократизма складывающейся обстановке не соответствуют. Бороться с радикальным экстремизмом запретом хиджаба – всё равно, что противостоять стихии проникновенной проповедью. Шума много, эффект нулевой, если не обратный. Европейские элиты понимают и это;
  • Массы «новых европейцев» принимают только те элементы континентальной государственности, культуры и даже внешних обрядов, которые выгодны либо религиозно/этнически приемлемы. Интегрироваться в европейские социумы захочет и сможет малая доля мигрантов;
  • Единственный выход – в «приспособлении коренных европейцев к совместной жизни с новыми соседями»!

Идея столь же революционная, что и очевидная.

Не потому, что её озвучивает бывший президент ядерной державы, скучающий по медийному вниманию и чувству собственной значимости.

А потому, что имеет массу практических подтверждений и эффект обывательского отторжения «Авось само как-нибудь уладится…»

Целые районы Парижа, Брюсселя, Лондона, Рима, Стокгольма не являются европейскими в привычном понимании уже сейчас. Там ходят шариатские патрули и действуют одноимённые законы. Там отдают замуж в 8-10 лет и за подозрение в ЛГБТ-активности попросту убивают. Там выкачивают средства из европейских систем социального обеспечения, вплоть до феноменальных эпизодов с пойманным в Сирии палачом запрещённого в РФ ИГИЛ. На британскую карточку кровопийцы несколько лет приходило пособие за съём жилья – этими деньгами финансировался взрыв в брюссельском аэропорту!

Власти же Польши, Чехии, Венгрии, Прибалтики, прочих восточноевропейских стран и примкнувшей к ним Италии категорически против обратной интеграции. Там готовы скорее к штрафным санкциям и яростным обвинениям, чем к собственным батакланам. В ноябре прошлого года свой пост покинул глава французского МВД, получивший должность уже при Макроне. Мотивировка отставки связана отнюдь не с протестами «жёлтых жилетов»:

«Пока нам удаётся уживаться рядом с мигрантами, но скоро придётся столкнуться с ними лицом к лицу…»

Реверсная интеграция Европы сама не уладится. По сути, она только начинается и откровения Олланда могут быть пробным камнем западноевропейского приспособления под права и обычаи мигрантов.

Лев Толстой получил титул «Зеркала русской революции» от крупнейшего революционера эпохи, в дополнение к литературной гениальности и личным чудачествам.

Франсуа Олланд – отражение современного качества французской элиты, лишённой даже эксцентрических талантов.