Особенности национальных пожаров

Лесные пожары в Австралии

Речь пойдёт о пожарах в буквальном смысле стихийного слова. В мире всего несколько стран обладают крупными (свыше 1 млн. кв. км) и малолюдными лесными массивами. За последний год ликвидировать пожары пришлось аварийным службам России, Бразилии, Канады, США, Китая и Австралии. На Зелёном континенте этим заняты прямо сейчас и без особых успехов. Прилагательное «зелёный» выглядит ошибочным уже при взгляде на Австралию из космоса.

Изолированный континент похож на чёрное пятно с широким пламенным обрамлением. Сотни очагов огненной стихии разрастаются и приближаются к крупнейшим агломерациям. Несколько городов пришлось эвакуировать полностью – благо практически все населённые пункты расположены на побережье, океан стал естественной преградой для огня. Клубы дыма поднимаются на десятки километров и уже достигли Новой Зеландии – где тоже начались пожары.

В австралийской столице закрыт международный аэропорт, ряд магазинов, музеев и учебных учреждений. Задымление воздуха превышает безопасную концентрацию в десятки раз. Жителям рекомендуют не покидать кондиционированных помещений – пока не станет жарко в буквальном смысле слова…

От австралийских пожаров погибли десятки людей. Общая площадь пепелищ достигла миллионов гектаров и продолжает расти. Огонь уничтожил сотни миллионов животных и птиц, несколько тысяч человеческих жилищ. Ущерб для биосферы не поддаётся учёту, она уже претерпела колоссальные и необратимые изменения. Экологи говорят об угрозе исчезновения десятков уникальных видов животных и птиц. Страховые компании – о единовременной выплате миллиардов долларов пострадавшим, о невероятных расходах на восстановительные мероприятия.

Австралийские политики прогнозируют тушение возгораний до весны (!) и явно упустили момент локализации ущерба.

Австралия не вспыхнула в одночасье – первые масштабные возгорания зафиксированы ещё в октябре прошлого года, то есть три месяца назад. Страна безусловно развитая, с профессиональными и хорошо оснащёнными государственными службами, с уникальным отсутствием внешней угрозы на протяжении почти всей истории. Вторжение императорской Японии во время Второй мировой было гипотетическим страхом.

Австралийские органы власти и общественность чрезвычайно трепетно оберегают окружающую среду, достигнув по данному вопросу полного консенсуса. Австралийское природоохранное законодательство – одно из самых жёстких в мире и строго соблюдается. Достаточно вспомнить запрет на ввоз лошадей во время Олимпиады в Мельбурне – соревнования по конному спорту пришлось проводить в… Швеции. Элитные рысаки не могли проходить полугодовой карантин для доступа в охраняемые стойла, исключений давний закон не предусматривает.

Законы нынешние абсурдно запрещают уборку сухих веток и любой «ущерб зелёным насаждениям», что приводит к воспламенению посёлков и к человеческим жертвам во время стихийных бедствий.

Ещё неделю назад в крупнейших городах Австралии бурно запускали яркие фейерверки и активно встречали Новый год, хотя природа «салютовала» настоящим огнём с октября месяца.

Доклады же пожарных и прочих аварийных служб Австралии поступали к власть имущим вполне исправно – но обратно возвращались с резолюциями «Надо ждать дождей», «Ситуация нормализуется», «Мы делаем всё необходимое», «Оснований для паники нет» и т.д.

К сожалению, ожидание окончилось безрезультатно, если не считать главного вывода: разгул стихии подобного масштаба с лёгкостью отбрасывает человеческое сопротивление, о чём прекрасно известно профессиональным борцам с лесными пожарами.

К сожалению, потушить крупный пал в сухом лесу практически нереально. При должной степени организованности (кадровой, технической и прочей) можно локализовать пожары – но и для этого необходима помощь природных факторов. К стене лесного огня можно приблизиться на пожарном танке, но многотонная махина застрянет на бездорожье – и как прикажете её вытаскивать? Одежда начинает дымиться уже на дистанции в сто метров, радиус разлёта горящих веток составляет десятки метров. От хвойных пород испаряется едкий скипидар, эвкалипты «стреляют» горящими углями на несколько сотен метров. Для ограничения огня с воздуха нужны вереницы самолётов с тоннами воды в каждом.

Летом минувшего года масштабные пожары случились в нескольких российских регионах, они вызвали настоящую истерику в хронически озабоченных масс-медиа и активно обсуждались диванными критиканами.

Стоит заметить, что от сибирских пожаров не погиб ни один человек – в Австралии официально признано 26 жертв огненной стихии. В России сгорело несколько миллионов гектаров при общей площади лесов более миллиарда, т.е. доли процента. В Австралии пошло прахом (в буквальном смысле) 15 млн. из 125 млн. лесных гектаров, 12% от общей площади и пожары продолжаются. Ни один значительный населённый пункт в РФ не пострадал – в Австралии эвакуированы целые городки, жители столицы ожидают спасительного дождя сквозь пелену смога.

Почему-то Greenpeace, девочки греты и прочие защитники природы не бегут стремглав на помощь Зелёному континенту, никто не обвиняет власти задымлённой Канберры в ужасных МЧС-реформах, а региональных управляющих – в едкой коррупции. Между прочим, в начале 2020 года вместе с австралийскими лесами синим пламенем сгорели фантазии об альтернативной энергетике на отдельно взятом континенте.

Практика показывает необходимость создания действенных международных механизмов для ликвидации лесных пожаров – эффективных и оперативных. Для начала на уровне авиационных эскадрилий специального назначения, для экстренной борьбы с разбушевавшимся пламенем.

Организация таких проектов имеет гораздо больше смысла, чем противодействие глобальному потеплению в антиуглеродной колее.

ПОДЕЛИТЬСЯ: