Особенности литовского возвращения

Флаги Евросоюза и Литвы

Население европейской Литвы с 1992 по 2017 гг. сократилось с 3.7 до 2.8 млн. человек. На 900.000 постоянных жителей или на 24%. В годы Второй мировой войны Литва понесла меньший урон – с учётом сотен тысяч жертв холокоста! В нынешнем году прибалтийской республикой достигнут демографический показатель 1960 года.
Последствия «красного террора» были «столь ужасающими», что к 80-м годам XX века Литва лидировала по большинству показателей благосостояния, а также хозяйственного, культурного и прочего развития среди 15 республик единой страны. Здесь было больше молодёжи, чем в любой европейской республике советского блока – в том числе в странах за пределами СССР, но в составе ОВД. Здесь была самая современная инфраструктура, больницы, дороги, порты, предприятия. Здесь снимались фильмы про «загнивающий» Запад.

Киномагнатов ЕС современная Литва почему-то не привлекает. Собственно, Литва не привлекает даже беженцев по квотам ЕС – к удивлению Брюсселя и к обоюдному согласию литовских чиновников с беженцами. Одни регистрируются в Литве и мчатся обратно в состоятельные страны Евросоюза. Другие летят стрелой к кассам ЕС, для получения средств за «размещение» мигрантов.

В Евросоюзе литовское лидерство если и отмечается, то уникальной обременительностью СПГ-терминала с красноречивым названием «Independence» и беспрецедентным закрытием единственного источника дешёвой электроэнергии – Игналинской АЭС.
Сохраняется лидерство среди всех европейских стран по относительному количеству самоубийств.
Заметно лидерство в мечтах о репарациях за период «советского угнетения».
Безусловно лидерство в дотационной зависимости властей от структурных фондов ЕС.
Очевидно лидерство по властному страху перед отлучением от брюссельских подачек после 2020 года. А также по зашкаливающему градусу русофобии политических элит, по их зависти всем соседям без исключения, по исключительной глубине демографической ямы элитного авторства.

В Литве на протяжении четверти века негативны все демографические факторы – стабильное превышение смертности над рождаемостью, отсутствие государственной помощи молодым семьям и одиноким матерям, ускорение эмиграции (особенно молодёжной) и старение оставшихся граждан.
Из вышеупомянутой убыли в 900.000 жителей Литвы две трети приходится на годы пребывания в ЕС, коих всего 13 из 26 лет восстановленной независимости. Темпы депопуляции растут, в некоторых уездах она составляет 2.5-4 раза, теряется смысл содержания школ, детских садов и магазинов, в обозримой перспективе – и самих обезлюдевших уездов.

Впервые за четверть века демографическая проблема признана на официальном уровне литовской власти. То есть проблема признавалась и раньше, но власти реагировали на неё ростом военных расходов (в три раза с 2004 года вступления в НАТО), возобновлением призыва на срочную службу, планами распространения казарменных обязательств на прекрасный пол и прочими парадоксальными мерами под девизом «Спасайтесь, глупцы, бегите отсюда!».
В декабре 2017 по инициативе депутатов от литовской оппозиции предлагается сменить SOS-девиз на пасторальное полотно «Возвращение к родным пенатам».

Литовский парламент одобрил в первом чтении закон о возвращении. Два последующих чтения пройдут после согласования в комитетах, после бурных дебатов и запланированы на следующий год. Проект был зарегистрирован в сентябре с.г. и опирается на следующие постулаты:

  • Дефицит народонаселения и особенно налогоплательщиков Литвы критично опасен для государственных интересов;
  • Заниматься ростом рождаемости слишком долго и дорого;
  • Необходима положительная и устойчивая демографическая динамика. С упором на работоспособных, культурно и ментально близких к коренным гражданам людей;
  • Для создания таковой динамики новым и правильным мигрантам предлагается помощь по трём направлениям – в переселении, в интеграции в литовское общество и в предоставлении жилья;
  • Сотни тысяч граждан Литвы, уехавших в ЕС, подобной помощью не прельстить, рассчитывать на их возвращение не стоит.

К возвращению следует сподвигнуть литовцев из тех регионов планеты, где литовское присутствие либо целиком отсутствует, либо носит гомеопатический характер.

Авторы закона прямо заявляют:

«Из Норвегии, Германии, Швеции или Великобритании народ не вернётся… Мы предлагаем обратить внимание на Венесуэлу, Россию, республики Средней Азии… только представьте – там живут на несколько долларов в месяц, стоят в очередях за хлебом! Литва для таких людей станет мечтой…»

«Обширные познания» об очередях за хлебом и ежемесячных доходах в России и Средней Азии оставим на совести демографических спасителей Литвы, речь о другом.

На резонный вопрос коллег «Кого именно вы намерены пригласить в Литву, оплатить им проезд, языковые и профессиональные курсы, обеспечить жильём, дошкольными и школьными учреждениями?» получен следующий конгломерат ответов:

Переселения заслуживают не только граждане Литвы. Но и люди, исторически связанные с Литвой. Имеющие заслуги перед Литвой, будь то на государственном, общественном или культурном поприще. С вещами на вход приглашаются люди, защищающие литовские интересы на далёких параллелях и меридианах. А также члены их семей.
В качестве конкретного примера достойным соискателем европейского рая назван переводчик литовского воинского контингента в Афганистане. Возможно, там было два или даже три переводчика – что с учётом размеров афганских семей уже равнозначно 20-30 переселенцам…

Уже на стадии предварительных слушаний вскрылась сырая аморфность нового закона. Что считать заслугами перед Литвой? Кто будет ранжировать заслуги? Как сортировать переселенцев? Кто будет заниматься отбором их кандидатур на местах – скажем, в Венесуэле или в Средней Азии, где у Литвы полтора дипломата на десяток стран? Какой поток необходим для лесенки из демографической ямы – десятки тысяч в год? Сколько платить сортировщикам и самим участникам литовского возвращения? Какое жильё им давать? Сколько выплачивать пособия и подъёмные? На каких условиях? Из каких средств, наконец?

Авторам возвратительного законопроекта будет полезно узнать, что на воюющем Донбассе, в категорически не признаваемых официальным Вильнюсом ДНР и ЛНР проживают… проживали сотни этнических литовцев.
За три с половиной года преступной АТО из зоны артиллерийских обстрелов, снайперского огня, тяжёлого гуманитарного положения уехали многие – но в Литву прибыли единицы.
Это характеризует привлекательность страны очевидным образом, даже если опалённые войной люди не желают возвращаться к историческим корням на мирную Родину.
Не лучше ли сосредоточиться на благосостоянии оставшегося населения Литвы, на привлечении молодёжи к жизни в собственной стране, чем заниматься мертворождённым законотворчеством?

Главная особенность литовского возвращения заключается в его бумажном характере после всех слушаний в Сейме, вне зависимости от градуса депутатских споров и от сути внесённых поправок. Как быть с депопуляцией? Нынешним депутатам электората хватит, а дальше — Après nous, le déluge.