Особенности гонконгских протестов

Участники акций протеста в Гонконге

Акции уличного возмущения в особом административном районе Китая начались в марте с.г. Митингующие добивались отмены всего одного закона – об экстрадиции подозреваемых в тяжких и коррупционных преступлениях. Из Гонконга в континентальный Китай и наоборот. Точнее, требовали запретить даже обсуждение данной юридической инициативы. Внедряли правило «С Дона выдачи нет!» в КНР-реалиях XXI века.

Разумеется, ежегодное бегство в Гонконг сотен китайских коррупционеров с прочими преступниками, вывод через гонконгские «прачечные» сотен миллиардов долларов никакого отношения к автономному майдану не имеют.

Четыре месяца периодические митинги, шествия и демонстрации были сравнительно мирными. Центральные власти и общественность Китая рассматривали спорадическую активность «Оставьте нам ваших воров!» как инициативу странную и меркантильную – но внутреннюю и объяснимую.

Гонконг давно утратил роль уникального локомотива экономики КНР. На момент соглашения 1997 года об уходе британской колониальной администрации здесь генерировалось 23 % китайского ВВП! В 2018 году – всего 2.8 %, главным образом финансовых услуг специфического рода. Вполне заменимых (в законной части) аналогичными площадками КНР. В технологическом или промышленном отношении заменять давно нечего. В транспортном отношении критично важен международный аэропорт Гонконга, но об этом позже…

12 июня 2019 года островные митингувальники… добились своего! Местные власти согласились приостановить внедрение спорного законопроекта. До тех пор, пока его вариант не станет приемлемым для широких слоёв населения. А также для студенческих и религиозных объединений, для обеспокоенных юристов, для прозападных НКО и т.д. Возможно, права и перспективы данных организаций действительно нарушаются выдачей коррупционных преступников в Китай, кто знает.

Вместо затухания протестов произошла их накачка – как информационным, так и насильственным насосом с ксенофобскими поддувалами. Раз власти прогибаются – можно их сломать и добиться куда большего. Список требований распух как на дрожжах:

  • Отставка главы местной администрации ввиду «утраты демократического доверия». Исполнительный директор Гонконга избрана на конкурентных выборах и более 30 лет занята практическими (порой сложнейшими) вопросами местного управления. Сторонников её отставки никто и никуда не избирал, их опыт ограничен трескучей риторикой о демократии.
  • Срочная политическая реформа системы управления Гонконга – вопреки базовому соглашению 1997 года о вхождении специального района в КНР. Улице лучше знать, как тут надо управлять и нечего здесь обсуждать!
  • Отказ от классификации протеста как «бунта» вопреки действиям бунтовщиков.
  • Извинения полиции за слишком жёсткие задержания. За 4 месяца никто серьёзно не ранен, во Франции за такой же срок сходок «жёлтых жилетов» только убитых 12 человек, покалечены десятки.
  • Безоговорочное освобождение всех арестованных, запрет на обыски в общественных местах. Не хватало разве что покаяний полицейских на коленях и люстрации в мусорных баках. Да и в таком случае появились бы новые требования – они нужны не для выполнения противниками, но для мобилизации сторонников и раскачки ситуации.

Местные власти и полиция отказались капитулировать перед аморфной толпой грантососов. С великолепной логикой наглой инфантильности последовала резкая радикализация протестов в Гонконге со следующими характерными проявлениями:

  • Метание зажигательных коктейлей в автомобили такси и в полицейские участки, яркие маячки «мирного» протеста.
  • Идеи о расовом превосходстве жителей Гонконга над другими китайцами – совершенно фантастические ввиду истории и демографии. Из 7 млн. наличного населения менее 1 млн. способны проследить коренной статус ранее 1945 года. Региональная рождаемость уступала смертности, без миграции Гонконг давно бы стал безлюдным.
  • Оскорбления и избиения континентальных китайцев – такой пример «свободного Гонконга» с доставкой демократических преимуществ палкой по спине и кулаком по шее;
  • Использование стандартизированной защитной экипировки «бедными студентами» стоимостью 600-800 $ за комплект;
  • Появление у протестующих гранатомётов (!), не говоря о массовом распространении холодного оружия;
  • Нападения на общежития полиции с откровенными угрозами «Ваши дети и жены должны умереть!» Ничего не напоминает? Сценаристы сидят в одном центре и особой креативностью не отличаются…
  • Захват международного аэропорта – последний козырь в арсенале «мирного протеста гонконгской демократии». Ожидания штурма спецназом НОАК и визги ужаса при громком выхлопе проезжающего автомобиля.

Полгода общей длительности и два месяца радикальной фазы – слишком протяжённый период для «цветного переворота». Жители Гонконга давно устали от затянувшегося и бесполезного протеста бездельников. Более половины задержанных ничем не заняты. Квалифицированных специалистов среди демонстрантов – единицы. Обеспокоенных местных предпринимателей (кои избирают половину городского совета из собственной среды!) гораздо больше.

На последних демонстрациях полиция охраняет «онижедетей» от гнева жителей рабочих районов. Масса претензий к протестующим накопилось у бизнес-сообщества Гонконга. Официальный Пекин классифицировал насилие против китайских граждан не как «бунт», но как «терроризм». Финансовая подпитка уличных «альтруистов» существенно осложнилась. Западные голоса в поддержку «мирных протестувальников» стихли на фоне горящих общежитий полиции и изъятых гранатомётов. Вслед за имиджевыми потоками оскудели и грантовые.

Гонконгские протесты достигли стадии усталости участников и понимания бесперспективности у спонсоров. Азиатский майдан прекратится до осени с вероятностью Highly likely без применения спецназа или танков НОАК. Хорошо, если полиции удастся защитить ошалелых оболтусов от работящих земляков!

Специальный же статус особого района в составе КНР может быть со временем изменён, с законом об экстрадиции преступников придётся смириться. Ибо привилегированный симбиоз с паразитом ослабляет даже самый здоровый организм.