ОАЭ: портовая экспансия нарастающего масштаба

Объединённые Арабские Эмираты

Объединённые Арабские Эмираты – одно из самых молодых независимых государств мира и самое успешное из нефтяных королевств Персидского залива. Вопреки набору исходных условий и объективных реалий на момент обретения независимости.
В течение сотен лет деревеньки нищих рыбаков и хибары отчаянных ловцов жемчуга не интересовали ни одного завоевателя. В XIX и даже в XX веке с весомыми основаниями ОАЭ именовались «Пиратским берегом». Если Индия была жемчужиной британской колониальной короны, то Эмираты торчали в ней обшарпанной галькой с заострённой кромкой. Великобритания принудила шейхов-корсаров к умеренной покорности ради спокойствия судоходства в Ормузском проливе, но контролировала только несколько военных баз на побережье.

Об уровне развития ОАЭ в недавнем прошлом можно судить по демографическим показателям.
В 2018 году население государства оценивается в 9.4 миллиона человек, в том числе 8.3 миллиона трудовых мигрантов.
В 1971 году провозглашения суверенитета в ОАЭ проживало 250 тысяч человек, коренные жители составляли большинство в 70%.
В 1951 году их начитывалось всего 70 тысяч, «заробитчан» не было вовсе.

«Стократный прогресс» в экономике и финансах, в строительстве и благосостоянии, в инфраструктуре и комфорте для ОАЭ отнюдь не фигура речи, но строгая формулировка полувековых достижений. Разумеется, этот прогресс основан на нефтяных сверхдоходах.
Эмираты добывают до 3 млн. баррелей «чёрного золота» ежедневно и без существенной роли иностранных корпораций. Порядка 85% извлечённой нефти экспортируется, обратно поступает мощный поток валюты.

Главным достижением правящих элит стала спокойная, централизованная, продуманная и неумолимая диверсификация источников доходов ОАЭ. Все остальные соседи по нефтяному Заливу почивали на углеводородных лаврах – вплоть до истощения залежей и «внезапных» финансовых проблем у Бахрейна. Федерация нефтяных княжеств пошла иным путём и добилась впечатляющих успехов.

Трудно поверить, но нефть и продукты её переработки вот уже полтора десятка лет занимают всего лишь третье место в бюджете ОАЭ. На первое вышел реэкспорт, на второе – торговля. Товарооборот Эмиратов превышает 500 млрд. $ в год, ежегодный профицит достигает 70 млрд. $.
Благодаря созданию свободной экономической зоны, кардинальной минимизации налогов и революционного упрощения бюрократических процедур.
Благодаря огромным (но добровольным!) государственным сборам со всех негоциантов.
Благодаря невероятной для исламской монархии терпимости в религии и в быту, привлечению самых современных конструкторских и управляющих решений созданы прекрасные условия для туризма, его доходность уже теснит нефтянку! Страну посещает около 15 миллионов туристов ежегодно – в 15 раз больше, чем численность коренного населения.

Рекордные по высоте и стоимости небоскрёбы ОАЭ соседствуют с новенькими храмами основных религий, с крытыми стадионами, с крупнейшими в мире (!) торгово-развлекательными комплексами, с представительствами сотен мировых компаний. Здесь создан самый мощный авиационный хаб за пределами Европы и США. Эмираты сумели развить сельское хозяйство, экспортируют отдельные виды ягод и фруктов в Европу. У страны нет внешних врагов и вроде бы нет геополитических амбиций – но есть активная внешняя политика и явный приоритет для приложения её силовых инструментов.

На момент обретения независимости армия ОАЭ ёмко и точно характеризовалась известным афоризмом «Бедуины на верблюдах». Одновременно с диверсификацией экономики стартовали программы вооружения, подготовки персонала, строительства баз и гарнизонов. Примечателен оружейный импорт без оглядки на политический фактор, исходя из эффективности приобретаемых систем. Фрегаты для ОАЭ поставляла Голландия, истребители и танки – США и Франция, грузовики – Чехия, лёгкую бронетехнику – Россия, мобильные зенитные комплексы – Россия и США.
На военные нужды Объединённых Арабских Эмиратов ассигновалось 2 млрд. $ в 1999 году. За 20 лет милитаристские расходы выросли более чем в 10 раз, до 23 млрд. $.

Военная (пожалуй, что и внешняя) политика ОАЭ сосредоточена на сохранении исключительной роли порта Дубай в региональной и международной торговле. Это следует из специфики участия страны в региональных и международных конфликтах.

ОАЭ активно участвовали в деструкции ливийского государства, как и многие другие арабские страны. Но только ОАЭ продолжают и сейчас активно поддерживать одну из сторон ливийской гражданской войны, в том числе боевой авиацией! Самые значимые из сохранившихся портов Ливии контролируются далёкими шейхами. Вглубь сахарской пустыни ВВС ОАЭ не залетают, там ведь нет портов.

ОАЭ присоединились в саудовскому вторжению в Йемен – как и многие другие арабские страны. Но только ОАЭ деятельно участвовали в боевых действиях, причём по собственному плану. Эмиратские части взяли под контроль крупнейший йеменский порт Аден и стратегически важный для судоходства остров Сокотра. В отчаянных сражениях с хуситами в горном Йемене военнослужащие ОАЭ не замечены, там ведь нет портов.

ОАЭ сумели застолбить свой участок в Джибути – одно из беднейших мини-государств Африки попросту торгует своим выгодным географическим положением вместе с кусками столичной акватории. Эмираты купили в Джибути участок порта в 2005 году, чтобы ничего там не строить. Своеобразных концессионеров попросили уйти только в 2017, но процесс ухода затянулся. Как и пребывание военных кораблей ОАЭ на дальности прямого выстрела по резиденциям правительства Джибути.

ОАЭ арендовали порт Бербера в Сомали – наилучшую защищённую гавань Аденского залива. Через этот порт проходит внешняя торговля Эфиопии, не имеющей выхода к морю. Центральное правительство Сомали недовольно сделкой (Берберу контролируют сепаратисты Сомалиленда), но рычагов влияния на богато вооружённого арендатора не имеет. Можно быть уверенным, что бурное развитие товарооборота не угрожает и этому портовому городу.

Кроме того, ОАЭ стремятся закрепиться в единственном иорданском порту Акаба и на суданском острове Суакин, сталкиваясь с открытыми амбициями Турции на собственное присутствие в Красном море.

При этом Эмираты уклонились от участия в сирийской войне на стороне США, в серьёзной изоляции Катара на стороне Саудовской Аравии, в нападках на Иран по саудовско-американским подсказкам.
Последовательные усилия нефтяных шейхов позволяют им вести собственную военно-политическую линию, отсекая потенциальных конкурентов от торговли. От двигателя прогресса вообще и от процветания ОАЭ в частности.