Новый статус Каспийского моря

Пятый каспийский саммит, 12 августа 2018 года

В мировой правовой практике встречаются поразительные примеры впавших в старческий маразм международных соглашений, продолжающих действовать и отравлять существование миллионам людей.

Например, американская аренда Гуантанамо началась в 1903 году и юридически закреплена в 1934 – специальным пунктом в кубинской конституции, эталон суверенности по вашингтонским лекалам! На правах полной экстерриториальности и всего за 3.400 $ в год США отобрали у Кубы бухту, порт и землю общей площадью 117 квадратных километров. Договор можно расторгнуть «только по обоюдному согласию сторон либо при существенных нарушениях арендных условий».

Кубинское правительство отказалось принимать унизительные гроши оплаты с 1959 года. Кубинский народ требует от US Army очистить Остров Свободы от своего незваного присутствия почти 60 лет. С 2002 года в Гуантанамо действует печально знаменитая тюрьма – что является железобетонным свидетельством «существенных нарушений прав аренды».

Однако США уходить отказываются, прикрывая право сильного давно устаревшим, морально и юридически ничтожным договором.

Согласно Утрехтскому миру 1713 года (!!) Испания распрощалась с итальянскими и голландскими владениями, а также с частью собственно испанской территории – полуостровом Гибралтар. Свыше трёх веков Испания пытается вернуть Гибралтарскую скалу из-под британской юрисдикции. Однако Соединённое королевство сохранило «ключ» к Средиземному морю до нынешних времён. Не как рудимент колониальной эпохи, но в качестве стратегической военной базы и столь же необходимого офшора.

Фолклендские (Мальвинские) острова привлекли Великобританию в середине XVIII века. В 1774 году англичане добровольно эвакуировали свою колонию. В 1811 новорожденное аргентинское государство провозгласило свой суверенитет над пустыми островами – которые находятся в 400 км от Аргентины и в 12.000 км от Великобритании. В 1820 году над Фолклендами-Мальвинами поднят аргентинский флаг и основана рыболовная фактория.

Только в 1834 году Великобритания выбила аргентинцев с далёких островов. И контролирует их по сей день, показав готовность к карательно-колониальной миссии в 1982 году. Когда Фолкленды были нужны разве что для ремонта и снабжения ВМФ, а также для частичного восстановления имиджа бывшей «владычицы морей».

В XXI веке на местном шельфе нашли богатейшие залежи углеводородов, что увековечило королевскую власть над нефтегазоносным архипелагом. Аргентина не признала утрату островов, их статус никак не урегулирован международным правом либо двусторонним соглашением.

Каспий – самое крупное и богатое ресурсами внутреннее море планеты. Оно используется  пятью прибрежными государствами с 1991 года – Россией, Казахстаном, Туркменией, Азербайджаном и Ираном. При этом правовой основой совместного владения выступал советско-иранский договор от 1940 года. Заключенный между страной, давно ушедшей в историю и кардинально иным Ираном. Достаточно упомянуть факт ввода Красной Армии в северные иранские провинции годом позже, когда Каспий стал внутренним советским озером.

Переговоры о статусе Каспия XXI века велись 22 года. Их успех достигнут без дипломатии канонерок и тайных пыточных застенков, в отличие от светочей западной демократии.

12 августа 2018 года президенты России, Казахстана, Ирана, Азербайджана и Туркменистана заключили Конвенцию о правовом статусе Каспийского моря. Кроме базовых благопожеланий, Конвенция содержит несколько фундаментальных геополитических, энергетических и ресурсных пунктов:

  • Суверенитет прибрежных государств на водное пространство Каспия ограничен 25-мильной полосой – 15 миль территориальных вод и 10 миль рыболовной зоны. 95 % акватории и биологических ресурсов доступны к добыче фирмам и организациям пяти договорившихся сторон.
  • Суверенитет прибрежных государств на дно и недра Каспия регулируется принципами международного морского права – проще говоря, делится на национальные сектора.
    Между Азербайджаном, Россией, Казахстаном и Туркменией таковое разграничение давно оформлено.
    Между Ираном, Азербайджаном и Туркменией его только предстоит оформить – но теперь по итогам двусторонних переговоров, без привлечения всех каспийских государств.
  • Геологоразведочные и прочие работы на шельфе с искусственных платформ и насыпных островов, а также прокладка межкаспийских трубопроводов с августа 2018 года касается владельцев соответствующих национальных секторов.
    С одним немаловажным дополнением — согласно дополнительному протоколу к заключенной Конвенции, экологическую экспертизу прокладки магистральных труб по дну Каспия должны одобрить все пять стран.
  • Всем другим государствам запрещается любая военная деятельность на Каспии. Фактически и в обозримом будущем это означает контроль российского флота над внутренним морем.
  • Гражданское судоходство осуществляется исключительно под флагами России, Казахстана, Ирана, Азербайджана и Туркменистана – в том числе при взаимодействии с внешними морями и мировым Океаном.

По совокупности достигнутых компромиссов каспийскую Конвенцию необходимо отнести к большому достижению российской и иранской дипломатии. Полностью исключается иностранное военное присутствие в самом крупном внутреннем водоёме планеты.
Экономическая экспансия некаспийских держав переходит в разряд трудновыполнимых и затратных мероприятий. Открыто окно возможностей для новых торговых потоков из пяти договорившихся стран, в том числе потоков транзитных.

Гипотетический газопровод из Туркмении в Азербайджан и далее через Турцию в Европу – лишь одно из проявлений таких возможностей. Регулируемое экологическими опасениями и прочими вескими соображениями всех прибрежных стран.
Для динамично растущих экономик Казахстана, Азербайджана, Туркмении, Ирана, для китайских вариаций «Великого шёлкового пути», для других азиатских стран значительный интерес может представлять гражданское судоходство из Каспия во внешние моря и мировой океан.

По объективным географическим причинам такое судоходство может осуществляться исключительно через российские реки и каналы. С последующим выходом в Азовское и Чёрное моря либо по линии Юг-Север в моря атлантического бассейна.
Появление у Казахстана, Азербайджана, Туркмении, Ирана торгового флота дальнего следования вполне реально. Особенно при модернизации внутренних речных путей России и экономической обоснованности торговых потоков.

Новый статус Каспийского моря надёжно защищает национальные интересы РФ на южном направлении и создаёт взаимовыгодные возможности мирного развития по различным векторам.