Новые приоритеты лидеров Европы

Федеральный канцлер ФРГ Ангела Меркель и президент Франции Эммануэль Макрон

В июле нынешнего года, ровно месяц назад, главы российского МИД и Генерального штаба посетили сразу три столицы подряд. С. Лавров и В. Герасимов провели консультации с премьер-министром Израиля, с федеральным канцлером ФРГ и с президентом Франции.

Формат переговоров и даже персональный состав участников носил беспрецедентный характер. Генерал Герасимов именуется западными СМИ и экспертным сообществом автором концепции «гибридной войны». Вот уже более четырёх лет ему запрещено въезжать в ЕС, иметь банковские счета и недвижимость в Евросоюзе. Надуманный бред персональных санкций был очевиден сразу после их появления. Гибридная гибкость санкционных ограничений свидетельствует о развороте европейских лидеров к realpolitic и к прагматизму национальных интересов.

Суть переговоров в Тель-Авиве, Берлине и Париже касалась ситуации в Сирии, на Ближнем Востоке, в Африке и на Украине в контексте европейской безопасности.
Во второй декаде августа потребовалась встреча на высшем уровне между В. В. Путиным и А. Меркель.

Достигнутые договорённости начали проявляться только к осени 2018 – пока что в программных заявлениях президента Франции и министра иностранных дел ФРГ.
Главные тезисы обновлённой внешней политики лидеров ЕС (озвученные и закадровые) таковы:

  • Гарантии европейской безопасности от США носят характер гибридного пустословия и требуют несоразмерных финансовых расходов. Суверенитет и защищённость Европы внезапно оказались делом самих европейцев;
  • Интересы США и ЕС дрейфуют в разные стороны – это объективный исторический процесс, который нельзя объяснять активностью хозяина Белого Дома;
  • Безопасность Европы немыслима без диалога и взаимодействия с Россией по всему спектру имеющихся и гипотетических проблем. В первую очередь подлежат обсуждению и урегулированию угрозы в области оружия массового поражения и конвенциональных вооружений, кибербезопасности, терроризма, распространения радиоактивных и токсичных материалов, территориальные споры, защита и освоение Арктики;
  • Миграционный кризис в ЕС только приглушён, он оказывает наиболее деструктивное влияние на европейское единство и на общие перспективы континентальной интеграции. Без помощи Турции и России данный кризис неразрешим.
  • Европе необходимо стратегическое партнёрство с Москвой и Анкарой, взаимодействие с развитыми странами Азии, а также стратегическая автономия от вашингтонской опёки. Последнее определение ещё предстоит наполнить конкретным содержимым;
  • Европе нужно больше единства, отвечающего интересам самых крупных стран ЕС – то есть Франции и Германии. Итальянское возмущение беженцами, венгерская защита христианских традиций, прибалтийская зависимость от финансирования из фондов ЕС и прочее – проявления оппортунизма и национализма, далёкие от европейских идеалов и задач.

Президент Франции и глава МИД Германии полагают, что ликвидация сирийского узла международного терроризма фактически закончена. Что следует найти механизмы для оказания помощи САР без потери лица европейских политиков после нескольких лет фанатичных заклинаний «Asad must go!». Что Европа не имеет ни моральных прав, ни практических возможностей для назначения нового сирийского руководства. Европейское соучастие в назначении нового руководства Ливии и Украины тому примером.

Э. Макрон и Х. Маас уверены, что объединяющая сила конфронтации между Западом и Востоком ушла в историю и только мешает объективному взгляду на окружающий мир.
Что Россия не будет атаковать НАТО или ЕС. Что тяжесть прошлого препятствует осмотрительности в настоящем и проницательности в будущем.

Что есть «красные линии» и для США.

Что коллективная Европа не должна мириться с их нарушением, должна быть готовой к отпору и к диалогу с [бывшим] лидером коллективного Запада – прежде всего ради прагматичных и осязаемых европейских выгод.

Что фейковые новости имеют и американское (!) происхождение, служа катализатором для фиктивной политики.

Что разрыв «ядерной сделки» США с Ираном – пример американских действий через европейские головы с ущербом для интересов и имиджа ЕС.

Что многомиллиардные штрафы с европейских банков в США и многомиллиардные прибыли американских IT-компаний в ЕС скверно сочетаются друг с другом в частности и с евроатлантическим единством вообще.

Что повышенные расходы на оборону следует тратить внутри европейских границ и/или на благо европейского процветания.

Президент Франции и глава МИД Германии декларируют уверенность Соединённой Европы в силе права, в уважении к слабым, в мирных методах убеждения, в приоритетах честных правил и процветания для всех.

Что ж, осталось подкрепить декларации делами.

7 апреля с.г. Франция приняла участие в ракетном обстреле Сирии после фейковых новостей американского производства – действуя через головы и сирийского, и французского народов. С мизерным военным эффектом, но со значительным ущербом для мирного процесса в САР.

21 июля с.г. впервые за семь лет груз французской медицинской помощи был доставлен в Сирию российским транспортным самолётом. Медикаменты и оборудование распределены именно среди жителей Восточной Гуты, где якобы семь лет назад власти Дамаска совершили своё первое химическое преступление. Хотя преступными были западные подозрения, а западное торговое эмбарго и вмешательство во внутренние дела САР остаются таковыми.

Если и когда такие примеры работ над европейскими ошибками станут системными – тогда и подтвердятся новые приоритеты внешней политики лидеров ЕС.