Новые границы польско-украинской «дружбы»

Фотоколлаж

Отношение польских властей к украинским коллегам точно описывается далёким от политики термином. Точнее, далёким от политики современной. Ещё точнее, далёким в идеальном случае.
Официальная Варшава проводит вивисекцию над столь же официальным Киевом.

Бытовое понимание вивисекции приписывает организаторам и исполнителям процесса чудовищные качества. Разумеется, мучения и истребление беззащитных животных достойны осуждения. Жестокое страдание братьев наших меньших необходимо решительно пресекать, привлекая ответственных лиц к различной ответственности – в том числе уголовной.

Научное же понимание вивисекции как хирургической операции и последующей терапии подразумевает достижение следующих целей:

  • Исследование функций организма и назначения отдельных органов;
  • Изучение воздействия на организм лекарственных и хирургических средств;
  • Разработка оптимальной методики оздоровления;
  • Познавательная и образовательная профилактика.

Все перечисленные цели близки к приоритетам польской политики по отношению к Украине и последовательно осуществляются четвёртый постмайданный год кряду.

В конце января 2018, после предварительных наказов «С Бандерой вы в Европу не войдёте!», после привлечения миллиона бесправных гастарбайтеров из сопредельной страны, ввиду ожиданий ещё большего наплыва заробитчан по мере продвижения успешнейших украинских реформ – польские власти сделали ряд виртуозных манёвров публичным словом и законодательным скальпелем.

Исполнительные власти Польши на президентском и премьерском уровне заверили киевских коррупционеров в понимании ужасов российской угрозы. В необходимости совместно бороться с невидимо-невиданной агрессией. В поддержке «всего мира», крайне озабоченного наполняемостью украинской ГТС. В насущной потребности продолжения украинских преобразований, распродажи леса, сельхозугодий, госпредприятий и всего ценного, что там ещё осталось.

Законодательные власти Польши приняли решение карать носителей бандеровской идеологии и символики тюремным заключением на срок до 3 лет, предварительным крупным штрафом и последующей депортацией.
Прославление организаций нацистских коллаборационистов (например, дивизии СС «Галичина», запрещённой в РФ ОУН-УПА, батальона «Нахтигаль» и т.п.) влечёт аналогичное наказание.
Отрицание этнического истребления поляков на Волыни в 1943-1944 гг., других эпизодов геноцида мирного населения «героями» бандитских схронов также означает тюремную экскурсию для их современных последышей. Прибывших в Польшу для безвизовой подработки или с иными целями.

То есть когда год назад лидер польской правящей партии «PiS» шокировал официальный Киев высказыванием «С Бандерой вы в Европу не войдёте!», когда полгода назад шок продублировал глава польского МИД – речь шла не только о европейских перспективах украинского государства.

Речь шла о массовых и адресных запретах радикально-националистической идеологии среди украинских граждан – данная функция постамайданной государственности сочтена опасной для польской безопасности и польского развития.
Речь шла о выработке оптимального механизма такового запрета. О привлечении в качестве гастарбайтеров гарантированно покорных и лояльных заробитчан. О принуждении киевских коллег проглотить горькую пилюлю исторической правды. О стратегическом партнёрстве Польши и Украины на основе сугубо польских национальных интересов, выгод и преимуществ.

Проблема даже не в трусливом молчании всех украинских политиков, третий день героически не замечающих нового закона польского Сейма.
Проблема не в единственном комментарии незалежного МИД, где «героический» Бандера впопыхах признан пособником нацистских палачей.
Проблема не в дефиците опытных спичрайтеров, способных парировать польские претензии быстро, оскорбительно хлёстко, но при этом с явной благодарностью и прозрачным намёком на кредит.
Проблема не в прекращении ползучего распространения носителей идей ОУН-УПА через безвизовые порталы в западном направлении. У польской Фемиды хватало инструментов для кастрации бандеровских поползновений и без нового закона. При возникновении в современной Польше бандеровского майданчика служителям закона скорее пришлось бы его охранять, чем разгонять – настолько широка и горяча «любовь» к коричневым прихвостням во всех слоях польского общества.

Проблема в расширенном понимании польской юрисдикции на целый регион Восточных Кресов, упоминаемых в новом законодательном акте далеко не первый раз. На глазах слабеющее украинское государство направляет скудные ресурсы и резервы на восток, в зону преступной АТО. Не придавая значения растущим внешнеполитическим амбициям Варшавы, вполне совместимым с политической вивисекцией по историческим границам украинских областей – опустевших от безвиза, бескультурья, деиндустриализации, евроассоциации и прочих достижений гiдности.

P.S. Обстоятельный каталог польских дворянских усадеб на западноукраинских территориях издан ещё в 1993 году и содержит семь томов убористого текста. С 2006 года специально созданный Краковский институт занимается документальным оформлением доказательств польской духовной и материальной культуры Восточных Кресов. Закон об осуждении бандеровщины принят в 2018. Sapienti sat.