Nord Stream 2 и внутриевропейские дискуссии

Северный поток - 2

Пока украинский президент энергично размахивал флагом ЕС на мюнхенской конференции по безопасности, энергетическая безопасность Евросоюза обсуждалась в Берлине. Немецкая столица стала площадкой для первой личной встречи нового премьер-министра Польши и многократного канцлера ФРГ. Лидеров двух крупных стран ЕС с диаметрально противоположным взглядом на перспективу энергетики ЕС.

Результат берлинского рандеву описывается дипломатичной фразой «Стороны обсудили вопросы, представляющие взаимный интерес, и обменялись мнениями по актуальным проблемам европейской политики».

Конкретизация польско-немецкого диалога позволяет констатировать о глубоких противоречиях между Берлином и Варшавой, о разном понимании взаимного интереса, проблем европейской политики и путей их решения.
Неизвестно, есть ли в немецком языке аналог выражения «А Васька слушает да ест», но долгосрочная энергетическая политика Берлина вполне ему соответствует. Власти ФРГ внимательно слушают беспокойство окружающих вассалов и решительно продвигают свои национальные интересы в региональные энергетические проекты.

Руководитель польского правительства живописал федеральному канцлеру прискорбные последствия от расширения «Северного потока». Трансбалтийский газопровод подорвёт роль Украины в транзите российского газа. Тогда Россия сможет военным образом напасть и поработить изнурённого реформами соседа. Хотя главнокомандующий клоун с флагом ЕС уверен в таковом нападении с весны 2014 и четвёртый год уверенно побеждает «агрессора», продвинув когорты белой горячки примерно за Урал. Ни одной разумной причины расхлёбывать майданные последствия нет у самого ЕС, ещё меньше таких причин у РФ.

Все европейские страны стараются извлечь свою выгоду из незадачливого ассоцианта – миллионами вывозимых рабочих рук, миллионами ввозимых угольных тонн, газовым реверсом, кредитным ярмом, карпатским лесом и т.п.
Гипотетические угрозы пана Моравецкого не возымели эффекта на фрау Меркель. С рекордным запозданием, но всё же сформировав правительственную коалицию (выборы прошли в сентябре прошлого года!), лидер по-прежнему правящей ХДС/ХСС не оставила от польского морализаторства камня на камне.

Канцлер ФРГ подчеркнула, что «Северный поток — 2» не является угрозой для энергетической безопасности ЕС. Кто в Евросоюз не входит и даже не имеет перспектив для подобного вхождения, должен сам позаботиться о своей энергетике, безопасности, финансовой и прочей состоятельности.
Канцлер ФРГ отметила, что «Северный поток — 2» соответствует всем нормативным документам и принципам ЕС – в отличие от стран с пренебрежением к приёму афроазиатских беженцев и с доминирующей ролью единственной партии во всех ветвях власти.
Канцлер ФРГ напомнила польскому премьеру о смысле термина «диверсификация» применительно к энергетике. Он означает увеличение количества каналов транспортировки и источников генерации энергии. Чем активно занята сама Польша, соорудившая в 2015 году крупный СПГ-терминал и готовая построить трубопровод в датское никуда по дну Балтийского моря.
Канцлер ФРГ завершила разгром оппонента очевидной декларацией: «Второй Северный поток воспринимается правительством ФРГ исключительно как бизнес-проект, необходимый для доставки российского газа в Германию…».

В 1999 году заработал трансъевропейский газопровод «Ямал», поставляющий российский газ в Польшу и в Германию через Польшу.
Прокачивающая мощность «Ямала» достигает 35 млрд. м3 в год, польские нужды в российском газе ограничены 10-12 млрд. м3.
За транзит 20-25 млрд. м3 российского газа по 683-километровому польскому участку Варшава получает свыше миллиарда долларов ежегодно.
Используя новую инфраструктуру, готовую проработать без серьёзных капиталовложений ещё 20-30 лет.

Строительство второй очереди «Северного потока» в первую очередь наносит ущерб финансовой ренте польской стороны и не связано с «заботами» об Украине.
Возможность увеличить газовый транзит через свою территорию Польша благополучно отвергла в 2014 году, отказавшись от реализации «Ямала-2» мощностью 15 млрд. м3. С ответвлениями на Словакию и Венгрию, с притоком крупных инвестиций, со многими тысячами создаваемых рабочих мест. С ролью регионального и многовекторного газового хаба.

Теперь эту роль безальтернативно репетирует ФРГ, словно прима-балерина европейского энергетического театра. Для постановки стабильно выгодного представления с 2020 и на десятилетия вперёд.
Польским танцовщицам остаются вакансии второго плана. Не столь прибыльные, почётные и перспективные, как у немецкого лидера. Но гораздо лучшие, чем болгарское амплуа «Зарубить Южный поток!» или скрипящая на последнем издыхании «Остаточно прощевай!» украинская ГТС.

Уже через два года 100-110 млрд. м3 российского газа из 170-180 млрд. м3 будут поставляться в ЕС через оба «Северных потока». То есть 50-60 млрд. м3 – через Германию, через новый всеевропейский газовый хаб. Для которого нужны не терминал, не тупиковая труба и не лицемерное сожаление, но долгосрочная политическая предсказуемость, межгосударственное уважение и экономическая обоснованность.

В ЕС разворачивается конкуренция за востребованность остальных транзитных маршрутов российского газа. Польские позиции в этой борьбе достаточно сильны. С «Турецким и Северными потоками» возможно сосуществование.
Бандеровский же сосед получит уверения в совершеннейшем почтении и веское объяснение в духе О. Генри — транзитный Боливар не выдержит двоих. Очень жаль, что вы сломали ему ноги на евромайдане и в процессе дальнейших реформ.