НеPatriotичная Польша?

ЗРК Patriot

Военно-воздушная и зенитная компоненты новобранцев НАТО отличаются от состояния ВВС и ПВО старожилов альянса не меньше, чем сам альянс отличался от Организации Варшавского Договора. Хотя оба блока давно слились в союзническом экстазе и вместе обороняются от евроатлантических врагов – в Афганистане, в Ираке, в Ливии, в Мали, в Сирии и в иных сугубо евроатлантических странах.

Строгое соответствие общим и многочисленным стандартам НАТО худо-бедно соблюдается в сухопутных войсках, в системах управления, связи, тылового обеспечения. Трогательно единодушны и отлично слажены в подразделениях (создания) выявления кибернетических угроз, информационных атак и т.п.
В авиации и в противовоздушной обороне новых участников блока наблюдаются довольно удивительные реликты советских времён – по сути, составляющие основу ВВС и ПВО восточного фланга НАТО.

Прежде всего, во всех трёх странах Прибалтики боевая авиация и зенитно-ракетные войска отсутствуют как таковые. Имеется около 20 транспортных вертолётов и несколько аналогичных самолётов на троих. Воздушное пространство Литвы, Латвии и Эстонии патрулируют 4-8 F-16, «Tornado» и «Mirage», предоставляемых «старослужащими» государствами альянса на ротационной основе. Стоимость патрулирования достигла 120 млн. $ в год и на достигнутом финансовом рубеже останавливаться не намерена.

Развитие прибалтийских ВВС остановилось на зачаточной стадии развития ввиду дороговизны данного вида войск и по причине инцидента шестилетней давности. В августе 2011 года один из двух литовских легких штурмовиков L-39 сумел столкнуться с одним из двух размещённых в Литве ротационных истребителей. Оба пилота счастливо катапультировались, но оба самолёта безвозвратно разбились. За несколько секунд авиационная группировка НАТО в Литве сократилась вдвое. С тех пор восстановлена только гостевая часть группировки. В литовской тренировочной авиации остался один L-39 с четвертьвековым стажем эксплуатации.
ПВО Литвы, Латвии и Эстонии располагает десятками разнородных систем малой дальности.

ВВС Черногории – последнего рекрута миролюбивого НАТО – насчитывают 4 учебно-боевых самолёта SOKO G-4 югославского производства в нерабочем состоянии. Из 13 патрульных вертолётов (опять же югославского производства 70-х и 80-х годов) используются 5. Хранится один Ми-8 с маловразумительной целью.
ПВО в Черногории отсутствует полностью, нет даже переносных зенитно-ракетных установок или крупнокалиберных пулемётов на автомобильных платформах.

ВВС Хорватии – редкий для НАТО и Европы пример эксплуатации истребителей МиГ-21, которые были разработаны в середине прошлого века. Хорватские ВВС имеют на вооружении только эти боевые самолёты – причём 5 из 12 машин реэкспортированы Йеменом (!) и Украиной (!!).
Разумеется, хорватские МиГи неоднократно и успешно модернизировались. Однако факт прекращения производства таких истребителей в 1985 году вполне красноречив. За прошедшие 32 года оборонные технологии продвинулись вперёд столь же кардинально, что и НАТО на восток…

Вертолётный парк ВВС Хорватии состоит из 20 транспортных и десантных машин советского и… российского производства. 10 вертолётов Ми-171Ш, полученные от РФ в 2007 году, предстоит эксплуатировать до середины XXI века. Если исходить из имеющихся тенденций «развития» военной авиации балканской страны.
ПВО Хорватии располагает ударными средствами исключительно советской постройки – несколько установок С-300П, «Стрела-1» на базе БТР-60, переносные «Иглы» и т.п. Присутствие НАТО заметно по наличию 5 мобильных РЛС дальнего обнаружения AN/FPS-117. С хорватской ПВО данные радиолокаторы не интегрированы, передавая сигналы о состоянии воздушного пространства командованию US Army в Европе.

Болгария унаследовала от ОВД сотни боевых самолётов и вертолётов. Как и остальным восточно-европейским союзникам, поставка им советской авиатехники имела приоритет над многими округами самого СССР.
Через 26 лет после ликвидации ОВД, через 13 лет после вступления в НАТО болгарские ВВС могут поднять в воздух… семь МиГ-29 и около 10 вертолётов семейства Ми. Несколько лёгких самолётов и винтокрылых машин производства США, Франции и Швейцарии боевые функции выполнять не способны.

ПВО Болгарии и к концу 2017 года обеспечивают 10 комплексов ЗРК С-300, 24 установки «Оса» и другие зенитные системы советского наследия. А как же капиталовложения альянса, особенно актуальные в наше непростое время гибридных угроз? Вложения есть – реконструкция авиабазы Безмер для приёма авиации из настоящего НАТО обошлась в 30 млн. €. Пока болгары собирали из нескольких старых МиГ-29 один летающий экземпляр.

ВВС Словакии имеют на вооружении 4 боеспособных МиГ-29, на содержание которых уходит 75% военно-авиационных ассигнований. Также в наличии около 30 учебных и транспортных самолётов и вертолётов – все советской постройки.
ПВО Словакии обеспечивает одна батарея С-300 и несколько установок «Куб», об их боеспособности и участии в учениях НАТО ничего не известно.

ВВС Венгрии и ВВС Чехии заменили устаревшие истребители на шведские Saab JAS 39 Gripen. По однотипной схеме «2 учебных + 12 боевых», других машин с ударным вооружением у стран-соседей нет. Транспортные самолёты, вертолётный парк и лёгкие штурмовики (у Чехии) несут службу свыше 30 лет. Кроме 30 вертолётов Ми-17Ш, купленных Чехией у России 8-12 лет назад.
ПВО Венгрии и Чехии состоят из тактических установок и ПЗРК советского производства. В учебных тренировках и многочисленных манёврах альянса венгерские и чешские зенитчики участвуют вместе со словацкими коллегами.

Только две страны из бывших участников Организации Варшавского Договора имеют на вооружении истребители F-16.
В этих же двух странах располагаются современные радарные системы – как и в Хорватии, управляемые иностранным персоналом и подчиняющиеся иностранным штабам.
Эти же страны располагают зенитно-ракетными комплексами несоветского производства и при этом стремятся обзавестись новейшими ЗРК.
И по странному совпадению эти же две страны предоставили площадки для дислокации элементов американской системы ПРО в Европе.
Речь о Румынии и Польше.

Румыния надеется получить некоторое количество (точное число пока неизвестно даже самим румынским военным) пусковых установок «Patriot» за 4 млрд. $ со всем вспомогательным оборудованием. Что неимоверно дорого для румынского бюджета. Все оборонные ассигнования Бухареста составляют менее 2 млрд. $ в год. Приходится экономить даже на мишенях, переделывая их из рекламных биллбордов. Потом по этим мишеням (с большим скандалом) отказываются стрелять болгарские соседи и союзники по НАТО.

Польша с 2015 года ведёт переговоры о покупке ЗРК «Patriot» и добралась до стадии заключения контракта. Где и начались сюрпризы от заокеанского куратора польской ПВО, в денежном, количественном и качественном выражении.

На протяжении двух лет стоимость контракта фигурировала на уровне 7.5 млрд. $. За эту впечатляющую сумму Польша намеревалась вооружиться:

  • 32 пусковыми установками «Patriot» PAC-3, каждая на 4 ракеты;
  • 300-350 боевыми ракетами и потребным количеством учебных;
  • Четырьмя радарами, из них две новейшие РЛС с круговым обзором;
  • Шестью контрольными станциями и командными пунктами;
  • Машинами для перезарядки, запасными частями, расходными материалами, экипировкой, технической, инженерной и учебной поддержкой и т.п.

К Новому 2018 году выяснилось, что сумма контракта составляет не 7.5, но 10.5 млрд. $.

За вдвое меньшее количество военного оборудования, чем ожидалось – 16 ПУ «Patriot», 208 ракет, четыре РЛС, четыре командных пункта и т.д. Причём на первом этапе заветных дальнозорких радаров кругового обзора американский ВПК и власти США продавать Польше не намерены.

Пикантность ситуации придаёт одобрение усечённо-подорожавшей сделки Госдепартаментом и Конгрессом США в середине ноября с.г. И запоздалое возмущение в руководстве польского оборонного ведомства – через три недели, в стиле «Караул, грабят!». Так как сам пан военный министр занят более важными делами (оценивает подлинность «Протоколов Сионских мудрецов», разоблачает НКВД в Волынской резне, пляшет на костях своих же соотечественников, погибших в смоленской катастрофе 2010 года), в Вашингтон спешно вылетел его заместитель.
Договариваться о скидке и рассрочках. О получении 32 пусковых установок заветных «патриотов» и речи не идёт.

Самостоятельность Варшавы в размещении дорогостоящих зенитных игрушек крайне сомнительна. Фактически речь идёт о выстраивании защитного купола над базой ПРО США в польском Радзиково – и пусть остальная 38-миллионная страна возрадуется защите подразделений US Army за собственный счёт. Так надо! Sir, yes sir!

Данные же об обстреле столичного аэропорта Саудовской Аравии допотопной советской ракетой мимо 96 (!) пусковых установок «Patriot» королевских ПВО следует признать фейковой вылазкой российских хакеров.
Как и сведения о наличии у Японии 192 (!!) таковых установок, ни одна из которых даже не попыталась сбить северокорейскую ракету при сквозном баллистическом пролёте над Японскими островами.
Хозяин оказывает такую честь своим верным слугам, а вы о каких-то деньгах и какой-то эффективности.