Немецкий терминал СПГ: Спокойствие Приобретения Газа

Глава Еврокомиссии Жан-Клод Юнкер и президент США Дональд Трамп в Вашингтоне

Председатель Еврокомиссии вернулся из Вашингтона с теми же словами и эмоциями, с какими британский премьер возвратился из Мюнхена 80 лет назад. Очевидцы утверждают, что Чемберлен размахивал договором с немцами ещё в самолёте и провозгласил «Я привёз нам мир!», едва оказавшись на трапе.
Жан-Клод Юнкер тоже весьма доволен достигнутыми договорённостями с американским лидером. Хотя эти соглашения в лучшем случае откладывают торговую войну между крупнейшими экономиками мира.

Евросоюз обязался снизить тарифы на ряд промышленных и сельскохозяйственных товаров из США, смириться с алюминиево-стальными потерями и автомобильным диктатом, проявить понимание к давлению Вашингтона на Иран и повысить свою энергетическую безопасность. А именно – закупать больше заокеанского газа и увеличить количество европейских СПГ-терминалов. В частности, построить таковой объект в Германии. Где до сих пор нет ни одного регазификационного терминала, хотя ФРГ потребляет четверть всего газового импорта ЕС.

И хотя обещания председателя Еврокомиссии нуждаются в одобрении стран-участниц ЕС, немецкое согласие обзавестись СПГ-терминалом уже подтвердили федеральные и местные власти земли Шлезвиг-Голдштейн.

Европейское обязательство покупать больше американского газа легко выполнимо, т.к. за весь прошлый год в ЕС прибыло всего три танкера из-за океана. С динамикой газовых поставок и перспектив наблюдается своеобразная картина отрыва деклараций от реальности:

  • Суммарная мощность европейских регазификационных терминалов достигла 240 млрд. м3 в год;
  • Их продолжают строить и нахваливать, хотя загрузка в ушедшем году составила 55 млрд. м3, т.е. привычные 23 %;
  • Мощность уже построенного «Северного потока» равна тем же 55 млрд. м3 и способна увеличиваться до 63 млрд. м3;
  • Второй «Северный поток» начал возводиться ещё до примирения Европы с газово-озабоченными США;
  • В 2017 году из Америки было вывезено ровно столько же сжиженного газа, сколько импортировано. Общие разведанные запасы по-прежнему невелики – менее 10 трлн. м3
  • Зафиксировано несколько поставок партий «молекул российского газа» с Ямала и Усть-Луги потребителям в Европе и США. Правда, эти молекулы по дороге сменили собственника и обрели энергетическую диверсификацию вместе с политической нейтральностью.

Германия готова построить близ Гамбурга свой СПГ-терминал мощностью 7 млрд. м3, стоимостью 0.6 млрд. $ и в срок до 2022 года. Работы могут начаться уже в ближайшие месяцы, стоимость проекта выглядит привлекательной. Если сравнивать с объектами в Литве и Польше, которые обошлись дороже при меньшей ёмкости. Но для ФРГ свой терминал изначально является политизированным проектом-матрёшкой. Без обязательств его дальнейшего использования, но в качестве гарантии спокойного получения «голубого топлива» по трубам.

Потёмкинские деревни тоже выполняли важные роли в отдельных карьерах, да и настоящих городов знаменитые царедворцы основали изрядно.

Действительно, ежегодные потребности Германии в импорте природного газа превысили 100 млрд. м3. Терминал на 7 млрд. «кубов» серьёзного вклада в энергобаланс не внесёт – даже при 100 % загрузке, чем ни один из европейских СПГ-объектов похвастаться не может. Немецким потребителям доступна закупка разжиженного товара через два СПГ-причала в Нидерландах и с недавних пор – через выстроенный близ границы польский терминал. Однако они предпочитают трубопроводные поставки из России, Нидерландов и Норвегии. Добыча голландского и норвежского газа падает пятый год подряд, доля «Газпрома» на немецком рынке достигла 42 %.

Встаёт вопрос не отказа от российского газа ради удовольствия американской сланцевой промышленности, но в маскировке возросших объёмов сотрудничества с «Газпромом».

Для ФРГ терминальные инвестиции в 600 млн. $ – вполне разумная цена для спокойного завершения Nord Stream 2. Который стоит в десять раз дороже, но и мощностью обладает десятикратно большей. Гамбургский объект станет удобным громоотводом для критиков из Вашингтона и Брюсселя.
Одни смогут адресовать туда свои бизнес-предложения, другие убедятся в диверсификации энергетического импорта лидером ЕС. Всего по нормам европейского законодательства необходимы три независимых газовых источника – Германия заранее страхуется от выпадения источников голландских и норвежских.

Впрочем, голландские или норвежские фирмы смогут покупать продукцию Ямал-СПГ и поставлять её на новенький немецкий терминал под своим флагом. Но и в этом случае им предстоит конкурировать с американскими концернами и немецкой прагматичностью. При нынешних тенденциях в европейской энергетике построение третьей части «Северного потока» переходит в категорию «Highly likely» и нуждается в стратегическом осмыслении уже с российской стороны.