Неизбежность британской юридической паузы

Фотоколлаж

Процесс о возврате украинскими реформаторами долга российскому государству тянется третий год. В середине сентября 2018 года английские судьи приняли единственно возможное для британских интересов решение – отложить дефолтную эвтаназию одной из сторон на максимально возможный срок.

Любой другой вердикт апелляционного суда наносил ущерб финансовым, имиджевым и арбитражным позициям всего Соединённого Королевства. И без того ослабленным скандальным Brexit и химическими провокациями.

Украинские власти в декабре 2013 взяли кредит у Российской Федерации – номинированный в евробондах на 15 млрд. $, под 5 % годовых, на Ирландской фондовой бирже, под юрисдикцией британского права.

До февраля 2014 успели получить 3 млрд. $, на счетах свергнутого майданом президента и его окружения этих денег не обнаружено. Эти деньги пошли на оплату российских энергоносителей (около 700 млн. $), а остальное было потрачено на социальное обеспечение населения. Если кто забыл – до госпереворота украинские коммунальные тарифы были ниже нынешних в 9-12 раз, цены на продукты в 2-4 раза, миграционное бегство из страны едва набирало темпы.

Новые власти не только признали российский кредит, но и пытались добиться «продолжения банкета», принимая оставшиеся 12 млрд. $ от РФ. Уже после референдума в Крыму и возвращения полуострова вместе с миллионами жителей в Россию. А также после исчезновения западных обещаний завалить Украину денежными дарами и восхитительными инвестициями.

В июле 2014, в январе 2015 и в июле 2015 гг. киевские реформаторы исправно вносили российскому государству купонные платежи за полученные 3 млрд. долларов. Прямиком на счета «коварного агрессора», всего на сумму 226 млн. $. Именно в этот период отгремели наиболее кровопролитные бои на Донбассе и были заключены Минские соглашения в редакции сентября 2014 и февраля 2015.

Осенью 2015 официальный Киев добился реструктуризации коммерческих долгов – афёра имени гр-ки США Яресько закабалила евроассоциированную страну с эффективностью монгольского ига. Списать часть (20 %) российского кредита не удалось. В декабре бенефициары майдана законодательно оформил отказ погашать задолженность перед РФ и объявили об этом в канун Нового года.

26.12.2015 датирован дефолт украинского государства по внешнему государственному долгу.

Российские представители согласно международному финансовому праву и сообразно регламенту выпуска евробондов обратились в лондонский суд – уже в феврале 2016 года. Требуя обязать неплательщика погасить долг. Судья У. Блэр (родной старший брат британского экс-премьера Т. Блэра) анализировал обстоятельства дела… полтора года. И отверг все аргументы украинской стороны, коих имелось четыре:

  • Россия использует королевский суд как инструмент агрессии против несчастного, обездоленного соседа;
  • Получивший кредитные 3 млрд. $ бывший президент – преступник и негодяй. Следует у него спросить «Куда вы девали наши деньги?!», однако РФ покрывает беглого коррупционера;
  • Россия сама выбрала верховенство английского права в данном споре (на самом деле так прописано в регламенте Ирландской фондовой биржи);
  • Кредит был навязан Украине угрозами, давлением и шантажом.

Постановив рассмотреть спор по укороченной процедуре (кто не заплатил, тот и виноват), судья У. Блэр оставил украинской стороне право на апелляцию. Разумеется, апелляция была подана и после ещё одного полуторагодовалого изучения проблемы частично удовлетворена.

Английский апелляционный суд постановил рассмотреть финансовый спор в полном объёме, разглядев вероятность «угроз и давления при предоставлении кредита в 2013 году».

В сентябре 2018 украинские реформаторы заняли на внешних рынках 725 млн. $ под 9.2 % годовых – что вдвое выше «кабального» российского процента и всего на 12 месяцев. Политизация процесса 3 миллиардов очевидна, как и искажение значения его промежуточных итогов.

В английском языке есть замечательная идиома «You can’t have your cake and eat it too». Она повествует о сложностях одновременного обладания вкусным кексом и поедания кулинарной выпечки.

Английская юстиция при всём желании не может избавить украинских заёмщиков от погашения кредита. Данный вердикт будет иметь катастрофичные последствия – для доверия к британской судебной системе, для глобальной финансовой архитектуры, для колоссальных доходов британских офшоров. Для материального положения подданных Её Величества и строптивых избирателей, наконец.

Победу России присуждать тоже нельзя. Особенно с учётом «бедной и обиженной» стороны ответчика, а также тупика Brexit и злобной клоунады «Novichok».

Но трижды нельзя создавать прецедент невыплат по евробондам. Так этот прецедент и не создан!

В случае российского выигрыша в Высоком Лондонском суде Украина обязана вернуть 3 млрд. $, купонный платёж 75 млн. $ и более 0.5 млн. $ за каждый день просрочки – порядка ещё одного миллиарда долларов к 2020 году. Жернова правосудия мелят с минимально возможной скоростью.

В случае выигрыша украинского, с фантастическим признанием «принуждения к кредиту» и тоннами политизированных речей с судебных трибун 3 млрд. $… всё равно придётся вернуть. Возможно, с частичной экономией на штрафах и пенях.

Решение сентября 2018 исключает нейтральный компромисс, т.е. прекращение процесса без вынесения какого-либо вердикта.

Возврат повесят на другой состав киевского правительства. После украинских выборов грядущего года, после разрешения ситуации с выходом Британии из ЕС и после прокладки второй части «Северного потока».
Банкротство евроассоциированной страны всего лишь отложено – до момента минимизации рисков от банкротства для интересов Соединённого королевства.

Не потому, что в лондонских судах и связанных с ними коридорах власти появятся друзья России. А потому что там в любом случае не появятся враги Великобритании.