НАТО как министерство дорожного строительства

Польский военнослужащий на фоне флагов НАТО, Польши и США

Скверное состояние российских дорог – причина искреннего негодования иностранных интервентов.
Тевтонским и скандинавским рыцарям не удалось обнаружить на Руси ни сухопутных путей сообщения, ни стандартных площадок для битвы. Их заставили сражаться на реках и озёрах, где идея завоевания утонула в самом буквальном смысле вместе с завоевателями. Польские отряды сгинули в смоленских болотах, пусть и добравшись до Москвы. По той же гибельно-столичной схеме сорвалась агрессия Наполеона. Вторжение шведского короля отклонилось далеко на юг и потерпело крах в том числе из-за дефицита снабжения. Гитлеровцы наступали по всем направлениям, славились отличной организацией фронта и тыла – натиск на восток закончился суицидом нацистских лидеров и Красным знаменем над рейхстагом.

В XXI веке Россией достигнут впечатляющий инфраструктурный результат. По итогам 2017 года из 1.5 миллионов километров дорожного покрытия РФ 80 % соответствуют нормативам федеральных трасс. То есть имеют по две полосы в каждую сторону, пригодны для использования всеми видами транспорта днём и ночью, в жару и в стужу, в дождь и слякоть. Кроме таких масштабных проектов, как Крымский мост, строятся десятки других дорог. Выделяются финансы и ресурсы на эксплуатацию сухопутных артерий – авто- и железнодорожных.

Скверное состояние дорог, словно эстафетой, передано странам к западу от России.

С 2014 года миролюбивый блок НАТО укрепляет оборону своего восточного фланга. Сначала расширившись до вычурной опухоли, а потом задумавшись о сбережении злокачественного образования. Если отбросить ворох декларативных заявлений, предприняты следующие меры военного характера:

  • В трёх странах Прибалтики размещено по усиленному батальону альянса (численностью до 1.500 человек, до 50 единиц тяжёлой бронированной техники и более 200 автомобилей);
  • В двух прибалтийских государствах из трёх восстановлен призыв на срочную службу. За последние четыре года закуплено и получено большое количество техники –  с явным уклоном в технику наземную, колёсную и гусеничную;
  • Созданы командно-штабные подразделения НАТО в Варшаве, Вильнюсе, Риге и Таллинне;
  • В Польше дислоцирована бронетанковая бригада US Army стандартного состава (4.5 тыс. солдат и офицеров, более 100 танков и САУ, 200 прочих бронемашин);
  • Эскадрилья боевых самолётов НАТО в Прибалтике сначала была увеличена с 4 до 16 единиц, но затем сокращена до восьми истребителей «Воздушного патруля» с базированием на двух аэродромах;
  • Ведутся переговоры о ПВО-защите восточной опухоли НАТО, пока без особых результатов;
  • Учения и манёвры альянса в Прибалтике и Польше проходят безостановочно, состав их участников гораздо шире трёх батальонов и одной бригады. Столь же постоянны претензии в российский адрес за учения «Запад-2017», закончившиеся в сентябре прошлого года.

Манёвры и учения НАТО в Прибалтике и Польше выявили ахиллесову пяту и логическую лакуну в планах «самого сильного союза в истории».
С восхитительным изумлением штабные стратеги и кабинетные генералы узнали о необходимости дорог для переброски тяжёлой техники и вообще войсковых подразделений. Что является веским свидетельством новой операции хакеров РФ, внедривших в кабинетно-штабные мозжечки русскоязычную песню с рефреном «Только самолётом можно долететь».

Дороги в Польше и особенно в Прибалтике являются пережитком советского прошлого и подлежат то ли дорогостоящей модернизации, то ли повальной декоммунизации. На выезд населения из успешнейших постсоветских стран дорожных возможностей хватает, а вот на приезд западных «освободителей» – уже нет. В том числе при серьёзнейшей угрозе самому существованию прибалтийского и польского суверенитетов.

И пока российская армия по гладким федеральным трассам примчится в Варшаву, Таллинн, Ригу и Вильнюс (видимо, коварно прокладывая зеркальные трассы прямо перед танковыми гусеницами!), подкрепление НАТО увязнет в пробках аж на германо-польской границе.
Обитатели властных кабинетов в Варшаве, Таллинне, Риге и Вильнюсе щедры на мрачные картины батально-транспортного жанра:

Две трети мостов к востоку от Одера не выдерживают вес тяжёлой техники и вообще скрипят из последних сил. Туннелей и дорожных развязок катастрофически не хватает. Проезд даже на единичной на бронемашине по прибалтийским дорогам чреват аварией. Железнодорожная колея в странах НАТО имеет разные стандарты, действующие и через 20 лет после расширения блока на восток. Европейские бюрократы опаснее генералов РФ и требуют соблюдения документальных процедур с неумолимой решительностью железнодорожных стандартов.

Таким образом «самый мощный военный союз в истории» вместо войны с Россией на дальней европейской периферии будет маневрировать в Атлантике и на автобанах ФРГ. Да и то сугубо в ночное время, согласно имеющимся бундес-правилам и ввиду внутренних споров-раздоров. НАТО потерпит колоссальный политический ущерб от разгрома изнемогающего восточного фланга и весь блок развалится в удалении от зоны конфликта. Словно хрустальный ажурный мост под монструозным танком Abrams.

Ключ к решению проблемы очевиден – мощное дорожное строительство (автомобильное и железнодорожное) в Прибалтике и в Польше.
За счёт средств, выделяемых на оборону согласно ценным заокеанским указаниям «Дайте 2 %, то есть 4 %, а лучше 6 % ВВП на оплату своей безопасности».
За данное строительство горячо ратуют политики и власти всех четырёх потенциальных «жертв российской агрессии», пытаясь извлечь выгоду из собственных фобий.

Ежу понятно, что никакого российского вторжения в Прибалтику и Польшу не будет никогда.

Хотя бы по причине полной бессмысленности данного вторжения-присоединения для государственных интересов РФ и ввиду огромного ущерба для интересов российского общества. Если уж абстрагироваться от соблюдения международного права, отрицать этику с нравственностью и гуманитарной адекватностью.

К тому же обустройство дорог навстречу агрессору равносильно предательскому коллаборационизму – автомобильные и железнодорожные магистрали предусматривают использование в обе стороны без малейших реверсных усилий. Тем же свойством обладают и рокадные дороги.
К тому же виртуальная операция на восточном фланге НАТО полностью игнорирует авиационный и ракетный факторы, высокоточное оружие и оружие массового поражения, диверсионную активность мелких групп и десантную высадку крупных подразделений. По новеньким и критично важным для армейских нужд дорогам «прилетит» в первую очередь и с большим запасом разрушительной мощности.
К тому же защитить растянутые на сотни километров транспортные артерии крайне сложно. Особенно для стран, не способных развернуть захудалый зонтик ПВО даже над собственными генеральными штабами и президентскими резиденциями.
К тому же при подлинной опасности конвенционального конфликта с Россией на восточном фланге НАТО следует культивировать именно бездорожье и разруху.

Прибалтийско-польские попытки обновить, расширить и модернизировать гражданскую инфраструктуру вполне объяснимы. Такое строительство становится драйвером экономического роста уже на стадии расчистки трассы. Оно благотворно сказывается на туризме и заметно буквально каждому жителю, он же благодарный избиратель. Планы выполнения дорожной миссии за счёт военных расходов в определённом смысле достойны восхищения – но подобный манёвр слишком очевиден для высшего руководства НАТО.

Которое тоже прекрасно понимает бессмысленность войны с Россией, но обогащается милитаризованными поставками второсортного хлама бездорожно-дефицитным сателлитам. Имея мизерное влияние на принятие североатлантических решений, рассчитывать на превращение НАТО в министерство дорожного строительства не приходится.