МВФ: кредитная пауза для безнадёжного должника

Президент Украины Петр Порошенко и директор-распорядитель Международного валютного фонда Кристин Лагард

Три года назад в кабинетах киевских реформаторов царила эйфория. МВФ одобрил программу расширенного кредитования владельцев кабинетов и самой Украины, на рекордную сумму 17.5 млрд. $! Более того – беспрецедентный транш на 5 млрд. $ уже получен и успешно освоен! Ожидалось продолжение щедрого банкета и приток до 40 миллиардов долларов инвестиций от структур, не связанных с МВФ – но ориентирующихся на его благие рейтинги и кредитные линии.

Деньги международных ростовщиков направлялись на оплату предыдущих кредитов и на масштабное преобразование постмайданной страны. Разумеется, по европейским стандартам долговой ямы для наивных туземцев.
Перечитаем список ключевых реформ, обязанных свершиться на Украине в 2015-2018 гг. согласно воле «освобождённого» народа и его лучших представителей под управлением МВФ:

  • Эффективные решения в государственном управлении, в экономическом регулировании и в энергетической политике;
  • Решительная, предметная и необратимая борьба с коррупцией;
  • Сокращение государственных расходов и количества чиновников;
  • Приватизация большинства объектов государственной собственности;
  • Рост расходов на инвестиции до 3% ВВП;
  • Стабилизация валютного курса и банковской системы.

Из всех перечисленных целей выполнена одна – последняя. Курс украинской валюты стабилен, проведена санация банковской системы, ликвидированы наиболее вопиющие злоупотребления и крупнейший коммерческий банк вместе с ними. Остальные реформаторские идеи не просто сорваны – к ним невозможно подступиться из-за вездесущего могущества украинской коррупции. Окрепшей на кредитах МВФ и на политической поддержке западных стран до нахального пренебрежения требованиями доноров.

Хотя требование осталось всего одно – умерьте коррупционный пыл, если не хотите умереть политически. А быть может, и физически. Однако западные кураторы «украинских реформ» явно недооценили мздоимства и рвачества в подопытной стране, а также внезапной ограниченности собственных рычагов воздействия на киевских деятелей.

На постмайданной Украине антикоррупционные органы плодились и размножались согласно библейским заветам и рекомендациям МВФ. Появилось Антикоррупционное бюро, Специальная антикоррупционная прокуратура, Агентство по борьбе с коррупцией, системы электронного декларирования чиновных доходов, общественные организации из мутных активистов и чёрт знает что ещё. Западные кураторы попались на удочку карго-культа, так что вопрос туземной наивности остаётся открытым.

Чем больше структур искореняло взяточников и казнокрадов, тем вольготнее жилось казнокрадам и взяточникам. Кроме того, структуры не брезговали борьбой друг с другом и увлечённо саботировали усилия смежных конкурентов.

МВФ поэтапно прекратил кредитовать Украину – фактически ещё в 2016 году. Ежегодный транш на одинокий миллиард долларов не покрывал расходов по обслуживанию предыдущих займов Фонда. В нынешнем и следующем году кредитования не ожидается вовсе, а выплаты предстоят в размере 11 млрд. $. Камнем преткновения стал закон об Антикоррупционном суде, его-то и не хватало для полного очистительного счастья.

Украинские власти отказались предоставить западным кураторам карающий меч правосудия в полное распоряжение. Коррупционеры по-прежнему смогут соскочить с эшафота юстиции на батут апелляции в судах общей юрисдикции. Стороны упёрлись в тупик взаимных претензий и позиция киевских «реформаторов» выглядит сильнее.

Украина уже третий год живёт без внешнего кредитования, притока инвестиций, масштабной западной помощи и других фантазий смрадной зимы 2013-2014 гг. Украина экспортирует свой ценнейший ресурс – работящие и зачастую квалифицированные кадры, в количестве порядка 8 миллионов человек. Причём уже уехавшие назад не стремятся, в отличие от подрастающего и увольняемого поколений.

Это самый выгодный экспорт, т.к. обеспечивает постоянный приток валюты из-за рубежа и отток активных противников действующей коррупционной влады.
В 2017 году от «заробитчан» поступило 8.7 млрд. $ только по официальным данным – в 8.7 раз больше, чем от МВФ. От экспортированных сограждан не поступило заявок даже на захудалую демонстрацию протеста, не говоря уже о новой «революции».

На век нынешних временщиков вывоза гастарбайтеров хватит с лихвой, а там хоть рапс не расти.

Финансовые инструменты принуждения Украины к реформам тесно переплетены с военно-политическим курсом руководства страны на конфронтацию с Россией.
Западные кукловоды постмайданного театра с большим удивлением обнаружили существенную самостоятельность своих марионеток и зияющий дефицит новых персон для вывода на подмостки.

Украинские «реформаторы» имеют возможность шантажировать своих кураторов большой войной в Европе. Для сохранения своих властных полномочий они уже пожертвовали 10.000 жизней собственных сограждан и легко выложат на переговорный стол сотню-другую похоронных процессий.

Так что настроения в западных столицах и штаб-квартире МВФ далеки от эйфории. Безнадёжному заёмщику вполне комфортно на дне долговой ямы, а доводить его до полного разорения нельзя из политических и милитаристских соображений.