Мировой рынок нефти: ценовые тенденции

Фотоколлаж

Мировые цены на нефть номинированы в долларах США, более 40 лет торговля «чёрным золотом» осуществлялась строго в американской валюте. Ценовые колебания эталонного сорта Brent (и всех прочих сортов нефти) отличаются богатырским размахом. Если взять только ближайшую историю, бочка Brent стоила от 125 $ (март 2012) до 31 $ (январь 2016). Глобальный финансовый кризис-2008 обвалил цены со 134 до 43 $ за баррель всего за полгода.

В течение месяца стоимость главного энергетического ресурса человечества может измениться на 25 %, флуктуации в 10-12 % стали обыденными. В октябре ушедшего года баррель стоил 86 $, в декабре – около 50 $, к середине января 2019 достиг 60 $.

Модное выражение «сильная волатильность» описывает ценовые тенденции на мировом нефтяном рынке с тяжеловесной точностью на протяжении долгих лет. Ничего при этом не объясняя и давая прогнозы задним числом. Удивительна стойкая стабильность двух важных трендов для стоимости нефти. Это потребление «чёрного золота» в глобальном масштабе и инфляция доллара США.

К концу 2018 года впервые в мировой истории потребление нефти достигло 100 млн. баррелей в день. Налицо ежегодный рост на 1.5 млн. баррелей на протяжении 20 лет (!) с приветом к энергосберегающим и альтернативным технологиям. Инфляция американской (и нефтяной!) денежной единицы колеблется на уровне 2.5 % в год. Всех земных хранилищ хватит для двухнедельного нефтяного запаса – если отбросить неравномерность распределения ни разу не сформированных запасов.

Конечность же природного ресурса, сложность освоения арктических залежей и тяжёлых песков должны способствовать неуклонному росту нефтяных цен. С гарантией покрывая инфляционную поправку и поступательный рост потребления. Однако в очевидном виде этого не происходит – ввиду наличия избыточного предложения на рынке, массы спекулятивных возможностей и нервозности ожиданий. Или вероятности такового предложения и постоянного осуществления спекуляций, в том числе бумажными фьючерсами.

Всего девять стран от общего количества государств-экспортёров нефти способны наращивать добычу с одновременным прогрессом в геологоразведке. То есть заново открытые месторождения компенсируют извлекаемые и используемые объёмы. США, Канада и Бразилия с одной стороны Атлантики. Россия, Саудовская Аравия, ОАЭ, Кувейт, Ирак и Иран с другой стороны Атлантического океана. При этом США с конца прошлого года стали чистым нефтяным экспортёром (8 млн. баррелей в день!).

Политические взаимоотношения внутри названной девятки государств тоже отличаются «сильнейшей волатильностью». А также большой запутанностью, элементами гибридной конфликтности и всеобщим недоверием.

Но в умеренно-высоких ценах на «чёрное золото» заинтересованы все девять национальных государств, во многом определяющих состояние мировых рынков энергоносителей, технологий, вооружений и политических потрясений.
Стоит отметить внимательную осторожность главных антагонистов «Списка девяти» по отношению друг к другу. Умение громко объявлять санкции и ловко уклоняться от их тяжких последствий. Способность яростно угрожать и никогда не доводить до открытого конфликта – с ущербом даже единственному танкеру близ полыхающими насилием берегов.

Ценовые тенденции на мировом рынке нефти пока таковы – рост потребления, долларовая инфляция, конечность запасов, стремление ограничить влияние «азиатских тигров», взаимозависимость главных рыночных игроков толкают цены вверх от базового уровня в 50 $ за баррель. Игровые же усилия связаны с плавностью толчков для предотвращения резких колебаний. Многократные падения стоимости нефтяной бочки благополучно сглаживаются и преодолеваются – взрывной рост 1973 года до сих пор уникален по произведённым последствиям.

Главное из которых – появление нефтедоллара и его доминирующая роль энергетической валюты на протяжении 40 лет. Торговля «чёрным золотом» за юани, евро, рубли и даже рупии пока находится в зачаточной стадии.