Массовая казнь: катализатор нефтяной войны

Наследный принц Саудовской Аравии Мухаммед Бен Сальман Аль Сауд, президент США Дональд Трамп, командующий ВМС Корпуса Стражей Исламской Революции контр-адмирал Алиреза Тангсири, фотоколлаж

Новости молодых демократий порой отличаются большим региональным своеобразием и параличом всех органов чувств у мирового сообщества. В Саудовской Аравии казнено 37 граждан королевства. В один прекрасный солнечный апрельский день. Об убийственной экзекуции «виновных в терроризме, хаосе, коррупции, религиозном расколе и попытке свержения власти» объявлено Саудовским агентством печати 24.04.2019.

Тот случай, когда репрессивная дата определяется из высших политико-экономических соображений с риском региональной войны.

Массовая саудовская казнь состоялась в нескольких городах. Среди её жертв – трое несовершеннолетних на момент ареста узников. Сами преступления считаются совершёнными в 2011-2014 гг., то есть разбирательство тянулось от пяти до восьми лет! Рутина ожидания скрашивалась пытками подозреваемых, мольбами о помощи их родственников и спорадическим возмущением некоторых правозащитных организаций и защитников универсальных свобод. Типа Amnesty International, HRW, Государственного департамента США и Верховного комиссариата ООН по правам человека.

Буквально несколько месяцев назад официальные лица Эр-Рияда заверили заокеанских союзников, ворчливых правозащитников и лично госсекретаря США, что «обвиняемые не подвергаются риску несправедливой казни». И твёрдо сдержали своё слово – 37 человек подверглись повешению и отсечению голов согласно приговору королевского суда, самого беспристрастного в подлунном мире! Судьи метнули копья справедливости на максимальную дистанцию.

Тело одного из казнённых выставлено на всеобщее обозрение – в назидание злоумышленникам, действительным и потенциальным. Если говорить прямо, то экспозиция вражеских трупов скорее свойственна боевикам запрещённого в РФ ИГИЛ, чем государству с претензией на моральное лидерство в исламском мире.

Большинство ныне казнённых в нефтяном королевстве являются шиитами – сторонниками превалирующего в Иране направления ислама. Между СА и ИРИ несколько лет идёт гибридно-опосредованный конфликт, жестокий и бескомпромиссный. Саудовская Аравия потерпела болезненные поражения на двух основных конфликтных площадках.

Одно полное фиаско и один полупочётный разгром. Сирия не пала под ударами радикальных джихадистов, иранское влияние в САР существенно укрепилось вопреки многомиллиардным и многолетним усилиям Эр-Рияда. Четыре года йеменской экспансии не привели к желаемой цели полного саудовского доминирования в сопредельной стране.

Жажда реванша сподвигла королевских стратегов на демонстративное массовое убийство ненавистных шиитов – с целью спровоцировать резкую реакцию Ирана в Персидском заливе. Как известно, со 2 мая 2019 года США вводят полное эмбарго на международную торговлю иранской нефтью, подменяя своим единоличным мнением международное право. Запрещается углеводородный экспорт ИРИ в Китай, Индию, Японию, Южную Корею, Грецию, Италию, Турцию и на Тайвань, под угрозой американских рестрикций уже по отношению к покупателям.

Санкционное давление исключительной державы уже привело к двукратному падению иранских нефтяных поставок с начала 2018 года. Полностью их перекрыть едва ли возможно – остаются полулегальные сухопутные каналы, торговля вне поля зрения SWIFT и 17 разведок, реверсные манёвры и т.д. Но ущерб иранской экономике и региональной стабильности нарастает. Официальная позиция Тегерана на ужесточение торговой войны предусматривает различные меры.

Включая «Право на перекрытие Ормузского пролива для всех танкеров, если Иран лишится выгод от эксплуатации данной транспортной артерии», по словам командующего ВМС иранского Корпуса Стражей Исламской Революции А. Тангсири. Сказанным за три дня до массовой казни в Саудовской Аравии.

Через Ормузский пролив идёт беспрерывная вереница танкеров, суммарно до 25 % мировой торговли «чёрным золотом» и весомая доля СПГ. От 60 до 100 % углеводородного экспорта Ирака, Кувейта, Ирана, Катара, ОАЭ, Саудовской Аравии и самого Ирана осуществляется по двум фарватерам шириной всего в 5 км, в 20 км от берегов ИРИ.

Технически «закрыть пролив» вполне по силам иранским ВМС, ВВС и даже сухопутным войскам. Для такой миссии не обязательны дальнобойные ракеты, морские сражения или авиационные налёты. Достаточно ударов артиллерии, РСЗО, россыпи минных заграждений, точечных диверсий и т.п.

Другое дело – в необратимых последствиях операции «Остановить танкеры» для хрупкого мира не только в зоне Персидского залива.

«США не будут мириться с перекрытием Ормузского пролива… наш Пятый флот готов обеспечить свободу мореходства… блокада пролива – это красная черта, которую U.S. Navy не позволит переходить…»

Данная цитата принадлежит министру обороны США Л. Панетте и озвучена… более семи лет назад!

В 2011-2012 гг. между ИРИ и США уже разворачивался нефтяной конфликт, едва не закончившийся боями в Ормузском проливе. Тогда благоразумие восторжествовало, риск большой войны помог заключению Ядерного соглашения с Ираном и настоящему торговому расцвету всех стран Персидского залива.

Тогда же были отловлены нынешние жертвы саудовских казней – для новых милитаристских провокаций с участием Пятого флота США и иранских вооружённых сил.

В отличие от других нефтяных королевств, СА может вывозить углеводороды через порты на побережье Красного моря. Провокаторы пышных дворцов рассчитывают на минимальный ущерб в продвигаемом столкновении между Ираном и США.

Дикий рост стоимости барреля при пожаре в Персидском заливе оправдывает дикость по отношению к собственным согражданам и зыбкость грубых расчётов – помноженных на безнаказанность посольской резни бензопилой.

Может быть, слухи об уничтожении ИГИЛ оказались несколько преувеличены – если судить по вандализму к человеческим телам, по массовым казням без права на апелляции, по риску для сотен тысяч жизней и по угрозе мировому энергетическому балансу.

ПОДЕЛИТЬСЯ: