Македонский именной референдум

Бывшая Югославская Республика Македония, митинг

После завершения «холодной войны» в Европе появилось 17 новых государств – в политическом отношении даже больше, ввиду радикальных изменений на постсоветском пространстве. Судьба новых «европейцев» сложилась по-разному и только у одного оказалась заложницей собственного названия.

Македония сумела мирно покинуть пылающую Югославию, но третий десяток лет не имеет права называться «Македонией». Отчего у небольшой балканской страны возникает масса прямых проблем правового, интеграционного и PR-характера, налицо упущенные возможности финансово-экономического порядка.

Нейминговый казус уходит корнями в середину прошлого века, когда и была образована Социалистическая Федеративная Республика Югославия (СФРЮ). Одной из югославских республик стала социалистическая Македония, сопредельная с капиталистической Грецией. Афины крайне ревностно относятся к славе Александра Македонского как величайшего полководца Эллады, как основоположника греческой государственности с имперским размахом.

В Греции имеется историческая провинция Македония. Следует отметить, что её границы на 90 % соответствуют Македонии античной, что это самый крупный, один из развитых и густонаселённых греческих регионов.

Другое государственное образование с таким названием традиционно рассматривается греческими политиками и обществом как оскорбительная узурпация, историческая фальсификация и претензии на целостность страны. Однако в 40-х годах прошлого века Грецию сотрясала жестокая гражданская война, наименование составной части Югославии оспорить не удалось. Впоследствии у Греции и СФРЮ сложились прекрасные межгосударственные и экономические отношения. Греция резко выступала против бомбардировок Югославии и никоим образом не поддерживала агрессию НАТО на Балканах.

Одним из итогов агрессивного бомбометания стал распад СФРЮ и появление к северу от греческой Македонии нового одноимённого государства.

Точнее, появление произошло, но наименование Греция смогла заблокировать. В 90-х годах XX века кровопролитная резня и прочие ужасы творились уже не в Греции, что усиливало позицию Афин. 25 лет назад эта позиция вообще отвергала любой «македонский» намёк в названии югославского осколка!

Компромиссом стала уродливая аббревиатура БЮРМ. Бывшая Югославская Республика Македония со столицей в Скопье – какое будущее построишь в «бывшем» государстве?!

Греция принципиально блокирует интеграцию БЮРМ с Евросоюзом и НАТО, указывая на опасность от последней буквы. В Греции БЮРМ именуется «государством Скопье», что совершенно не мешает развитию культурных, торговых и прочих контактов. Максимальный объём зарубежных греческих инвестиций приходится как раз на бывшую югославскую республику с близкородственным населением и скромными политическими амбициями.

В мае 2017 года премьер-министром БЮРМ стал социалист З. Заев с далёкими от скромности амбициями. Был резко интенсифицированы потуги вступления Македонии в Евросоюз и НАТО. Дабы одна организация обеспечивала (команде З. Заева) всей балканской стране процветание, а вторая гарантировала безопасность. Стране, которой трудно вообразить даже теоретическую угрозу и вот уже 26 лет свободную в экономической политике и заботе о населении.

За минувший год переговоров с Грецией удалось согласовать новый бренд счастливого кандидата в НАТО и ЕС. Афины согласились на появление «Северной Македонии», осталось получить одобрение избирателей. Казалось бы, формальность. Лучше БЮРМ смотрится и звучит любой вариант. Вопрос референдума бил рекорды иезуитской вкрадчивости:

«Вы поддерживаете вступление в Евросоюз и НАТО благодаря соглашению Македонии и Греции?»

Словно переназванную страну сразу принимали в евроатлантические структуры вооружённого изобилия.

Референдум состоялся 30 сентября 2018 года. За положительный ответ агитировали десанты западных чиновников – начиная от канцлера ФРГ и заканчивая генсеком НАТО. На пропаганду только по линии атлантического альянса потратили 8 млн. $, из скудного госбюджета – кратно больше. Гадкому утёнку БЮРМ сулили широкие горизонты (отвесного) свободного полёта в стае откормленных лебедей. Общественные настроения в бывшей югославской республике и раньше были лояльны к вступлению в оба блока.

Референдум даже подтвердил эти настроения – 94 % участников согласились на Cеверную Македонию и евроатлантическую интеграцию!

Однако на македонском плебисците снова победило «коварное российское влияние». Это не шутка, но реакция западных коробейников с печеньками, стеклянными бусами и прочими данайскими дарами.

Явка на эпохальном референдуме составила всего 36 %. Македонская оппозиция призывала не ходить к избирательным урнам и добилась ничтожности опроса. Который и так был совещательным, но…

Но теперь для нового названия и завода старой шарманки «Македонию ждут в ЕС и НАТО!» необходим парламентский вердикт. Большинством две трети голосов или волей 80 депутатов. Убеждённых евроатлантистов среди 120 законодателей БЮРМ – менее половины. Вариант досрочных парламентских выборов опасен поляризацией общества, национализмом и центробежными тенденциями отнюдь не на греческом направлении.

Около четверти из 2-миллионного населения БЮРМ имеют албанское происхождение. Страна граничит с Албанией по горным районам с символической погранслужбой. В этих районах (в отличие от примыкающих к Греции!) неоднократно отмечались криминальные вспышки насилия и сепаратизма. Сторонники и противники нового названия страны использовали этническую карту при взаимной пропаганде. Правящие партии заигрывали с албанскими националистами – и большой вопрос, кто в итоге оказался «полезным идиотом». Президент Албании призывал македонских албанцев голосовать за интеграцию – вроде бы с ЕС и НАТО.

Сербское Косово обошлось без референдума и как поживает сербский суверенитет в Косово?

Ценность «северной» Македонии для НАТО заключается в пограничной изоляции Сербии, поэтому страну в альянс затащат. С новым референдумом или старым парламентом, по законной процедуре или с творческим игнорированием базовых основ демократии.
С Евросоюзом сложнее – период щедрых дотаций и выравнивания благосостояния участников ЕС остался в прошлом. Ныне актуальна «Европа разных скоростей» и сильно дифференцированных доходов.

Неименная либо переименованная Македония обречена плестись в хвосте интеграционного обоза, осознавая истину «Обещали кормить и продолжают доить!» наряду с другими многочисленными аутсайдерами.