Литва и Украина: особенности дружеской поддержки

Президент Украины Петр Порошенко и президент Литвы Даля Грибаускайте

Официальный Вильнюс горячо одобряет политику официального Киева на протяжении последних четырёх лет и всячески поощряет евроатлантические устремления украинских реформаторов. Одобрение и поощрение проявляются щедрыми декларациями в устной и письменной формах, по самым различным поводам и с неизменно ничтожным результатом.

Литовские депутаты вносят и обсуждают, оттачивают и защищают проукраинские резолюции в парламентских структурах ЕС и в собственном законодательном органе – без малейшего влияния на положение в обсуждаемой стране.
Литовские чиновники разрабатывают «план Маршалла» для евроассоциированного банкрота, премило абстрагируясь от источников планового финансирования.
Литовские министры проектируют газоснабжение Украины через клайпедский СПГ-терминал, игнорируя отсутствие необходимой инфраструктуры, инвестиций и самой границы между странами.
Практическое выражение поддержки – два грузовика с просроченными боеприпасами советского производства, отправленные из Литвы на Украину полтора года назад – точно характеризуют как объёмы, так и характер межгосударственной «дружбы».

В середине мая 2018 года официальный Киев понёс болезненную, горькую, невосполнимую утрату. После тяжёлой и продолжительной болезни, не выходя из четырёхлетней комы, скончался миф о невозможности Крымского моста. Самоотверженные усилия защитников мифа, десятки поставленных диагнозов, сотни развёрнутых анамнезов пошли прахом – а красавец мост длиной 19 километров, на 600 опорах, высотой в 227 метров над зеркалом воды живее всех живых.

Изолированный от транспорта, электричества, воды, еды и всех майданных прелестей полуостров уплывает всё дальше от мачехи с садистскими наклонностями и печальными перспективами. В социально-общественном отношении Крым всегда был российским. В политическом отношении Крым вернулся на Родину в марте 2014. В мае 2018 решён важнейший инфраструктурный вопрос этого возвращения.
За пять суток работы крупнейшего мостового перехода в Европе по нему проехало 100.000 автомобилей и автобусов. К концу нынешнего года запускается движение грузового автотранспорта, в 2019 железнодорожное сообщение – с выходом на 13 млн. тонн грузов и 14 миллионов пассажиров ежегодно.

Наименее влиятельные политики Европы и мира поспешили прокомментировать открытие Крымского моста. Президент мирной карательной операции сделал заявление на презентации фельдшерского пункта. Его министр иностранных дел начертал возмущённое послание в Twitter. Дежурный протест обозначила спикер государственного департамента США. Глава литовского МИД «поддержал» Украину в фирменном стиле последних лет.

Г-н Линкявичюс попросту повторил мнение своего украинского коллеги – что «основанный на агрессии мост никуда не ведёт». Экспертному дипломатическому мнению можно доверять – Литвой накоплен значительный опыт по возведению правильной, демократичной, толерантной инфраструктуры:

– Моста через Куршский залив;

– Автомобильной трассы Каунас-Клайпеда;

– Национального стадиона в столице;

– Реконструированной горы Гедиминаса там же;

– Подземного перехода к супермаркету Lidl. Длиной 43 метра, стоимостью 580.000 € и полугодовым сроком строительства.

Из всех перечисленных объектов сооружён и восстановлен только 43-метровый переход, превратившийся в канал после первого дождя.

Словесное ободрение украинских реформаторов красноречиво совпало со специальным решением литовского правительства об украинских гастарбайтерах. Формально гражданство заробитчан в решении не упоминается, но больше интриги в секрете Полишинеля.
Вопреки массовой депопуляции Литвы кабинет министров вводит квоты для зарубежных работников, отбивающих хлеб насущный у самих литовцев. И проблема заключается не только лишь в рабочих местах.

В минувшем году произошло эпохальное событие в литовской демографии – впервые за 27 лет миграционное сальдо оказалось положительным. Хотя тенденцию к отъезду собственных граждан переломить не удалось. Удалось привлечь 34.5 тысячи иностранных работников – из них более 20 тысяч украинцев. По программе личной евроинтеграции, подальше от потрясающих достижений собственной страны.

В нынешнем году рекордные прошлогодние показатели уже превышены – с января по апрель в Литву перебралось 12 тысяч иностранцев, в подавляющем большинстве из Украины. Безвизовый режим, развал промышленности, активизация пещерных националистов, вялая война на востоке и повсеместная деградация властных институтов дают свои плоды.
Но горек их вкус для «принципиальных и последовательных друзей Украины» в кабинетах Вильнюса.

Каждый бегущий из Украины в Литву трудящийся моментально наносит урон национальной идентичности и государственной безопасности.
Потому что в небольшую Литву ежегодно перебираются десятки тысяч русскоязычных граждан, пусть даже из коллапсирующего русофобского государства.
Потому что общение между коренными жителями и трудовыми мигрантами будет проходить (и уже проходит!) на русском языке.
Потому что данный процесс необратим и затрагивает множество областей человеческой деятельности.
Потому что мононациональность – первостепенное и по большому счёту единственное достижение литовского государства, а про сталинский вклад в это достижение следует помалкивать под угрозой уголовного преследования.

Потому что успехи украинских реформ достигли столь зияющих глубин, что литовские кадры смогут конкурировать с кадрами украинскими лишь там, где необходимо знание государственного языка Литвы. Огромный перечень рабочих, сельскохозяйственных, сервисных, инженерных профессий становится списком иностранных граждан.

Потому что владельцы бизнеса могут быть патриотами Литвы, но патриотами максимальной прибыли они являются по определению. Потому что отъезд самих литовцев в ЕС и Великобританию продолжается, рождаемость снижается, а смертность растёт. Потому что роботизация Литве не угрожает, а дефицит рабочих рук уже налицо.

Потому что трудовая эмиграция из Украины в Литву – тот самый «мост в никуда» для власть имущих Вильнюса, не способных найти компромисс даже с прибалтийскими соседями по Евросоюзу! Хроники использования клайпедской бочки со сжиженным газом, провал ж/д строительства Rain Baltica, истерика о белорусской АЭС тому примером.

Литовские политики готовы взорвать миграционный мост из Украины юридическими зарядами и подзаконными растяжками. Действуя строго в рамках закона, сообразно настроениям своих редеющих избирателей и местечкового национализма.
Угрозы ликвидации Крымского моста проявились наглядными особенностями украино-литовской «дружбы», «партнёрства» и «взаимодействия» – всего через несколько дней после запуска автомобильного сообщения между российскими Кубанью и Крымом.