Литовский миграционный призыв

Военнослужащие литовской армии

С весны 2014 года наибольшее рвение в борьбе с «российской агрессией» проявили власти независимой Литвы. Если говорить обо всех странах НАТО не только по отдельности, но и суммарно. Воссоединение Крыма с Российской Федерацией послужило отправной точкой к военно-политической истерике «The Russians are coming!!!» в прибалтийском варианте.

Определённые основания у паники имелись – но они никак не связаны с действиями либо планами РФ. Скорее с историческими комплексами и современной мифологией Литвы.

Летом 1940 года Литовская республика вошла в состав СССР после 20 лет суверенных успехов. Вошла не совсем добровольно, но без единого выстрела и прочих попыток сопротивления. Не отмечалось ни актов саботажа, ни массовой миграции, ни значительных советских репрессий. Большинство нынешних «национальных героев» Литвы сохранили свободу и должности, в том числе армейских командиров! Сопротивление большевизму началось только при агрессии вермахта, в парадоксальной форме истребления местных евреев. Если в Германии от холокоста погибла половина еврейской диаспоры, то во всех прибалтийских республиках – около 95 %.

Измотанным и отступающим отрядам Красной Армии литовские «патриоты» опасались стрелять даже в спину.

Весна 2014 взбудоражила воспоминания во властных коридорах Вильнюса. О неимоверной лёгкости расставания Литвы с независимой государственностью. О документированном отказе литовского правительства сопротивляться правительству советскому. О разрешении разместить красноармейские контингенты – которые встречали с оркестром и почётным караулом из местных военных! О торжестве принципа «Каждый сам за себя!» в политике всех трёх прибалтийских государств. О готовности иных стран защищать свой суверенитет с оружием в руках против заведомо более сильного противника.

Позиция стран западных о событиях 1940 года сформулирована принципиальным антисоветчиком, но реалистичным государственным деятелем У. Черчиллем:

«Для безопасности России было совершенно необходимо присутствие русской армии в Прибалтике, для противодействия нацистской угрозе…»

В 2014 году для безопасности России и для защиты двух миллионов крымчан от нацистских прихвостней было совершенно необходимо воссоединение Крыма с РФ. Оно прошло абсолютно бескровно, отличалось высокой организованностью и минимальным участием российской армии. Оно горячо поддерживается 95 % жителей полуострова и подавляющим большинством… даже не российских граждан, но адекватных людей. Будь то в 2019 и любом ином году.

Алогично-закомплексованный политический класс Литвы счёл крымскую весну предтечей прибалтийского сезона Back in the USSR. Разумеется, последовали санкционные инициативы, успокаивающие резолюции НАТО, визиты и вердикты официальных лиц альянса, молитвы на пятую статью натовского устава и т.п.

Но одной риторикой, закупкой бронированной рухляди или ужесточением визового режима с РФ страхи не изгонялись. Весной 2016 литовские власти вернули армейский призыв, отказавшись от чисто профессиональной армии. Потому что враг у ворот и вот-вот нападёт. Эстония и Латвия, имеющие крупную русскоязычную диаспору и прямую границу с континентальной РФ, от подобного шага воздержались.

Литовская мобилизация свелась к пополнению вооружённых сил тремя-четырьмя тысячами солдат срочной службы. На срок всего в девять месяцев, по случайной выборке из 30-35 тысяч парней возраста 19-26 лет.

И публиковались данные соцопросов, где в доблестном порыве стар и млад рвались в казармы и на полигоны. И обещались многочисленные льготы солдатам срочной службы, особенно из раздела «Потом». И лились в эфир слащавые рапорты о таком количестве добровольцев, что призыв с лотереей можно отменять – страна уже вытянула счастливый билет суверенного мужества…

Об энтузиазме литовской молодёжи в деле защиты Родины от невидимых угроз свидетельствуют свежие данные Министерства обороны Литвы. Об административном наказании уклонистов от военной службы:

В 2016 году оштрафовано и вынесено подозрение 270 призывникам.

В 2017 – уже 5.5 тысячам.

В 2018 – около 7.5 тысячам (пытались избежать службы 10.7 тысяч).

За первое полугодие 2019 – 6.8 тысячам.

3.600 литовских юношей включены в списки разыскиваемых лиц (для сравнения – в 1939-1940 гг. НКВД разыскивал в Литве максимум несколько сотен «врагов народа»).

3.900 человек подвергаются изучению анкетных данных – вдруг они просто забыли, что скоро восточный враг нападёт. От службы в советской армии бегало в десятки раз меньше литовских юношей – и не за шесть месяцев, а за 40 лет.

В армию РФ ежегодно призывается около 250 тыс. новобранцев (в 60-70 раз больше, чем в Литве). При этом уклоняется от призыва менее 1.000 человек – на порядок ниже, чем в армии стандарта НАТО. С учётом масштаба – на три порядка.

Штрафные санкции за уклонение от литовской армейской службы могут достигать 1.000 евро. Однако ни денежные взыскания, ни декларируемые военные привилегии не останавливают молодёжь, уезжающую в ЕС – подальше от фальшивых льгот и навязанного патриотизма. Аресты же при пересечении границ Литвы пока не предусмотрены, шенген функционирует в прежнем режиме, учёба и работа в Евросоюзе вполне доступны.

Население страны стабильно сокращается на 30-40 тысяч в год. В том числе благодаря фобиям из прошлого и закупке ржавых гаубиц по цене инновационных бластеров в настоящем. Разумеется, за счёт будущего, в котором завоевание Литвы никому не интересно.

Литовский миграционный призыв прекрасно иллюстрирует разрыв между придуманными угрозами и realpolitik. Причём реалисты дислоцированы не в вильнюсских коридорах власти, но на пунктах выезда из Литвы.