Латвийские танковые войска…

Разведывательная машина FV107 Scimitar

…около 100 лет – с момента изобретения танков и обретения латвийской независимости – имели полное сходство с монгольским подводным флотом. По целому комплексу объективных и субъективных причин латвийских бронетанковых сил не существовало.

В том числе в период европейской тревоги 30-х годов прошлого века, когда большая война в Старом Свете представлялась неизбежной, а прибалтийские страны находились на линии генерального наступления «Drang nach Osten». В том числе после установления фактической диктатуры К. Ульманиса в 1934 году, о чём латвийский официоз предпочитает не вспоминать. В том числе перед добровольно-принудительным вхождением в состав СССР. Чему латвийская армия не сопротивлялась ни единым выстрелом – не то что из пушки, но даже из пистолета. Будь то в неприятеля или из соображений офицерской чести по иному направлению.

Латвийские танковые войска не появились после восстановления суверенитета в 1990-1991 гг. Не организовались после вывода всех подразделений (в том числе танковых) российской армии уже в 1993 году. Не были созданы после вступления Латвии в ЕС, в Шенген и еврозону в 2007, 2008 и 2014 гг. Не выявили своей необходимости после полноправного латвийского участия в НАТО с 2004 года в течение 10 лет, в том числе при командировках латвийских военнослужащих в Ирак и Афганистан.

Только осенью 2014 года рижские стратеги решили механизировать и армировать сухопутные войска республики ввиду «нарастающей угрозы» с востока от ядерной сверхдержавы. До того момента профессиональная латвийская армия располагала сотней грузовиков, десятком миномётов и несколькими внедорожниками, имея численность 5.5 тысяч солдат и офицеров.

Из всего многообразия предложений мирового танкостроения выбор Риги пал на английские разведывательные машины FV107 Scimitar. Оригинальные поделки на гусеницах и с алюминиевой бронёй, с мелкокалиберной пушкой 30 мм, изготовленные в 70-х годах прошлого века. Сразу в количестве 123-х единиц, что соответствует танковой дивизии стандарта НАТО.
В 2017 году дивизию решено усилить сразу 47 самоходно-артиллерийскими орудиями M109A5 американского производства, из запасников австрийской армии. Подобное количество техники потребует обслуживания всем составом сухопутных войск Латвии.

Разумеется, для нужд латвийской обороны «Симитэры» обещано модернизировать и капитально отремонтировать. А сами машины названы наиболее оптимальными именно для прибалтийского театра военных действий, т.к. FV107 успел авторитетно доказать боевую непригодность и на Фолклендских островах, и в афганских горах, и в иракских песках.

По мере выполнения контракта становятся известны подробности обретения Латвией собственных бронетанковых сил.
Например, модернизацию и капитальный ремонт каждой гусеничной машины за латвийский счёт и по предоплате.
Или прекращение производства снарядов для пушки, многих видов запасных и расходных частей в самой Великобритании. Боезапас и запчасти планируется выпускать в самой Латвии, что растягивает сроки и смету танковооружения.
Или необходимость оснащения алюминиевой танкетки ракетами Spike для обретения хоть какого-то ударного потенциала, что опять же увеличивает финансирование и длительность проекта.
Или отсутствие на «Симитэрах» защищённой и надёжной связи, что требует дополнительных расходов и усилий по её установке.
Или потребность купить симулятор для обучения вождению и управлению техникой 40-летней давности. А так как интеграция систем связи и ракетного вооружения в латвийский Scimitar ещё не произошла, тренажёр предстоит серьёзно доработать и усложнить. Последствия очевидны и изложены чуть выше.
Аналогичные открытия касательно САУ M109A5 ожидаются в 2018-2020 гг.

Через три года после заключения контракта на покупку 123 штук FV107 Scimitar министерство обороны Латвии озвучило предполагаемую стоимость его выполнения – 210 млн. €, т.е. 250 млн. $. Хотя первоначально речь шла о 47 млн. € (56 млн. $), за время пути цена на танкетку смогла подрасти. Всего-то в четыре раза.

Современный и совершенно новый танк типа Т-90 стоит те же самые 2 млн. $ за единицу. С лазерным дальномером, с активной и пассивной защитой, с дальнобойным орудием, с комплектом ракет, с многослойной бронёй, со стабилизацией ствола при выстреле, со стойкостью к погодным стихиям, с высокой проходимостью по любой местности. Со способностью выдерживать попадание специальных противотанковых средств – с близкого расстояния и сразу с нескольких направлений. С умением маневрировать и побеждать.
Хроника сирийской войны тому свидетельством. За полтора года активных боевых действий части правительственной армии безвозвратно потеряли… один танк Т-90, а что приобрели, можно посмотреть на любой карте.

Пусть закупка российской техники противоречит принципам НАТО. Хотя та же Турция приобретает четыре ПВО-ПРО дивизиона С-400 за 2.5 млрд. $, подчёркивая приоритет боевой эффективности над освоением бюджета за алармистским камуфляжем. А в ВВС Венгрии и Болгарии эксплуатируются авиационные аппараты после модернизации в РФ. Как и во всех трёх странах Прибалтики, кстати говоря. В сухопутных силах восточного фланга альянса бронетехника советского производства до сих пор составляет основу наступательной мощи и оборонительных возможностей.

В той же Великобритании выпускалась базовая версия латвийского «Симитэра» – лёгкий танк FV101 Scorpion. Не вдаваясь в технические характеристики, достаточно упомянуть масштабы производства «Скорпионов» в 3.500 единиц и географию их распространения.

Лёгкий танк FV101 Scorpion состоял и состоит на вооружении в Бельгии, Брунее, Ботсване, Великобритании, Венесуэле, Гондурасе, Индонезии, Иордании, Иране, Ирландии, Кувейте, Новой Зеландии, Нигерии, ОАЭ, Омане, Таиланде, Танзании, Того, Чили и на Филиппинах.
Из перечисленных государств только четыре вывели разработку 60-х годов XX века из своих вооружённых сил, остальные пользуются ею по сей день. Хотя справедливости ради стоит отметить, что многие характеристики «Скорпионов» не лучше «Симитэров».

FV107 Scimitar выпущен в количестве 350 единиц, никого из союзников и партнёров Великобритании не заинтересовал. Ни одна страна в Британском содружестве и за его пределами не вызвалась приобрести данную бронетехнику с единственным неоспоримым достоинством – крейсерской скоростью по шоссе более 80 км/час. Отличный показатель для стремительного отступления в тыл. Другими критериями руководствуются при создании танковых сил в Бельгии, Брунее и далее по вышеперечисленному списку.
Только Латвия согласилась купить крупную партию алюминиевых «танков», снимаемых с вооружения в королевской армии ввиду полной выработки ресурса. Нечто схожее исполнили украинские реформаторы, купив опять же в Великобритании полицейские бронемашины Saxon, уже готовые к утилизации за счёт британских налогоплательщиков.

FV107 Scimitar – это машина с приемлемым 40 лет назад уровнем ударного вооружения и с непозволительно слабой уже тогда защитой. Это машина глубокой разведки, способная «подстрелить» лёгкую бронемашину противника и уязвимая даже для крупнокалиберных пулемётов. Это машина, нуждающаяся в надёжном противовоздушном куполе сверху, в полном огневом, оперативном, разведывательном и прочем превосходстве над врагом со всех сторон.
Но и при соблюдении парниковых условий FV107 Scimitar желательно держать от противника подальше, что показал опыт применения этих машин на Фолклендах, в Ираке и Афганистане.

Новые участники НАТО вооружаются старой и списанной техникой по цене новых образцов – обогащая и повышая уровень безопасности старых участников альянса. Новобранцам НАТО в случае настоящей войны предстоит сгореть в жерле конфликта вместе с закупленной бронёй и собственными странами. В античные и средние века лёгкую пехоту бросали под наступающих слонов или рыцарские фаланги для ослабления последних.
Хорошее оружие и тем более сбережения обречённым без надобности.