Кто ответит за эпидемию?

Президент США Дональд Трамп и председатель КНР Си Цзиньпин, фотоколлаж

Глобальная торговля и финансовая стабильность США находились в кризисе задолго до пандемии коронавируса – которая стала удобным объяснением множества проблем. Более того, COVID-19 используется для нарастающего давления США на Китай. Хотя чьи претензии на исключительность будут подавлены и размазаны, большой вопрос.

Последовательность обвинительного анамнеза вызывает оторопь.

Сначала КНР в одиночку преодолевает распространение инфекции в провинции Ухань, пресекает угрозу всей стране и всем соседним государствам – среди которых большинство весьма уязвимы и безденежны!

В Китае вводится жёсткий карантин, отмечаются большие экономические потери, создаются протоколы диагностики, отрабатывается практика лечения нового вируса, идёт вал публикаций в научных и специализированных журналах.

Потом зараза отступает, собрав смертельную жатву в несколько тысяч граждан КНР. Американские власти наблюдают за Поднебесной с высокомерным, едва скрываемым злорадством, никакой помощи даже не предлагают.

Затем вирус добирается до Ирана, вашингтонское ликование отбрасывает последние лохмотья этикета. Эпидемия бьёт по cеверу Италии, терроризирует Испанию, прокатывается по Франции, преодолевает Ла-Манш. США вырывают маски, медоборудование и прочие жизненно необходимые предметы из рук заболевших союзников. Таковых эпизодов несколько десятков только в марте с.г.

Лишь потом COVID-19 становится американской бедой – спустя три месяца после первых репортажей из Уханя!

Лидер «цивилизованного мира» занимал первые места в рейтингах эпидемиологической готовности, в качестве медицины, в инновациях здравоохранения и т.п.

Однако залить эпидемию свеженапечатанными долларами не удалось, а других средств тушения ковид-пожара почему-то не нашлось.

CША стали безусловным лидером коронавирусного поражения. Инфицировано свыше двух миллионов американцев, умерло около 120.000. Безработица исчисляется десятками миллионов человек. Дефицит бюджетов всех уровней далеко перехлестнул уровни финансовой адекватности. Половина штатов готова запускать экономический маховик без оглядки на инфекционную обстановку. Другая половина настаивает на карантинной изоляции любой ценой.

Центральные власти США и лично Дональд Трамп настойчиво продвигают дискурс «Вирус китайский, пандемия обусловлена китайской халатностью либо злым умыслом, Китай в любом случае должен компенсировать наши потери».

Для этой цели используются данные разведки Highly likely, душераздирающие репортажи из моргов и прочие убедительные доказательства от бабушек на уханьском базаре.

Все без исключения союзники США – в том числе из закрытого англосаксонского клуба – дистанцировались от огульных обвинений по китайскому адресу.

Официальный Пекин пытается вести аргументированную дискуссию со своим главным торговым партнёром, публикуя развёрнутые возражения из 24 пунктов. К сожалению, с тем же эффектом, что и 14 возражений МИД РФ на тухлое отравление в Солсбери два года назад. Британский Форин-офис попросту не ответил ни на один из вопросов.

У американского Государственного департамента ответ давно готов, в стилистике классической басни. «Ты виноват лишь в том, что хочется мне кушать».

Советники Белого дома, высокопоставленные дипломаты и сам MAGA-стратег требуют от Китая заплатить за «разгром лучшей экономики в американской истории». Не обращая внимания на факты – точнее, отталкиваясь лишь от фактов понесённого ущерба. В том числе ущерба, накопленного за несколько лет.

Эпидемию уже называют «нападением», сравнивают её с Пёрл-Харбором и терактами 11.09.2001. Это часть системных усилий американской администрации по ограничению влияния КНР, по превращению Китая в торгово-промышленный придаток США. Эти усилия начались ещё в апреле 2017 года – когда первое личное рандеву Дональда Трампа и Си Цзиньпиня ознаменовалось ракетным ударом ВМФ США по Сирии. Подлинная цель силовой агрессии сидела напротив президента США, но устрашению не поддалась.

Как и весь полуторамиллиардный Китай.

Белый дом по-прежнему надеется на односторонние силовые акции, на прямое и кривое запугивание, на готовность КНР к компромиссу.

Однако постоянно обороняющийся боксёр зачастую может нанести всего один удар – решительный и нокаутирующий.

Экономическое, политическое, военное, медийное, теперь вирусно-алчное давление американских властей на китайское руководство подошли к Рубикону электоральной кампании в США. Американское производство не только вывезено в тот же Китай, но и свёрнуто из-за коронакризиса. В отличие от Китая, где все предприятия давно работают.

Товарооборот между США и КНР по итогам 2019 года составил 540 млрд. $, из них китайские товары обеспечили 418 млрд. $ – 77 %! Разрыв хрупкого проекта торгового соглашения между двумя державами нанесёт Китаю значительный ущерб. Но заморозка активов и наглые штрафы исключительных финансистов причинят потери едва ли меньшие.

Для США в нынешних условиях резкое снижение китайского импорта означает товарный голод по тысячам позиций – включая фармацевтические, редкоземельные и прочие элементы стратегической важности. Если сейчас вирусный республиканец и демократический коррупционер имеют равные шансы на президентский пост, то китайская торговая ярость похоронит политические амбиции Дональда Трампа.

Вопрос в наличии таковых амбиций у магната, интуитивно чувствующего необходимость своевременного банкротства. Компания или государство – какая разница? Дефолт оздоровляет, а личная безопасность гарантирована нынешней должностью.

ПОДЕЛИТЬСЯ: