Крымский мост: созидание и разрушение

Российский Крымский мост и Подольский мост в Киеве, фотоколлаж

Крымский мост торжественно открыт Президентом России В. В. Путиным ровно год назад. С мая 2018 из Тамани в Керчь и обратно по четырём полосам нового моста проследовало более пяти миллионов транспортных средств – автомобилей, грузовиков, автобусов. Туристический поток на полуостров увеличился на 30 %. Объёмы грузоперевозок между Крымом и континентальной частью РФ выросли на 40 %. К концу этого года заработает железнодорожная часть мостовой переправы, доставка грузов увеличится кратно, пойдут пассажирские поезда.

Уникальный объект продолжает выполнять важнейшую функцию экономической безопасности Крыма и развития всей южной России, его эксплуатация рассчитана на срок порядка 100 лет.

Существование Крымского моста противоречит официальной идеологии украинских властей и радикальных националистов. Гибрид оформлен хаотично и деструктивно, но вполне определённо. Идеологическая гибкость не чета сопромату, допускает и даже маскирует вопиющие разрывы между посулами и реальностью.

Доказывали лёгкость заоблачного повышения доходов – в 10 раз выросли тарифы.
Прославляют героизм «сильнейшей армии Европы», метнувшейся из Крыма быстрей пугливой лани безо всякого моста.
Постулировали европейское процветание – добивают самую нищую страну в Европе.
Обещали побороть коррупцию и наверняка продолжат обещать.

Крымский мост категорически не вписывается в майданоцентричную картину мира и всячески отрицается украинскими СМИ более пяти лет.

На стадии проектирования и подготовительных работ тотальный скепсис опирался на околонаучные вымыслы и вполне исторические факты. Керченский пролив действительно сложен для возведения столь масштабных сооружений – длиной 19 км, с шестью полосами движения двух разновидностей транспортных средств, с огромной аркой главного пролёта, с тысячами опор. Весь проект действительно не имеет аналогов и осуществляется в условиях санкционного давления «всего мира». Предыдущие варианты Крымского моста действительно разрушились от природных явлений (ледоход), простояв всего пару лет (1944-1945 гг.)

Крымский мост был удобной мишенью для уничижительной критики, пока десятки самозванных авторитетов вальяжно расписывали невозможность его существования. Пока мостовой переход физически не появился в Керченском проливе, пока не начал расти с каждым днём, пока его не зафиксировали тысячи камер – включая съёмку с борта МКС. Пока не сомкнулись его пролёты, пока не завершились приёмо-сдаточные испытания, пока не началось использование автомобильной части в мае прошлого года.

Но и после очевидного фиаско катастрофических пророчеств негативная генерация в стиле «Bridge must collapse» продолжилась. Украинские СМИ действовали по заветам классического киношедевра о графе Калиостро – пытаясь изменить реальность материализацией чувственных идей.

Крымский мост погружался в илистое дно и бессильно скрёб опорами по дну шероховатому.

Мост цеплялся за края тектонического разлома и разламывался по скверной сварке.

Мост складывался карточным домиком от землетрясений и уносился в пучину от наводнений.

Мост изнемогал под тяжестью снега и трескался от воздействия льда, размягчался от жары и терял баланс под напором брызг солёной воды.

Мост расползался в вертикальной плоскости и опасно смещался в плоскости горизонтальной.

Мост натужно гудел от любых порывов ветра и вяло провисал в полный штиль.

Мост подвергался бесконечному и бесполезному ремонту, требовал растущих эксплуатационных расходов и нуждался в экстренном демонтаже.

Мост угрожал морской флоре и фауне, проживающим близ него обывателям, проходящим под ним торговым потокам и наблюдающим за ним военно-политическим блокам.

Мост нарушал все мыслимые правила архитектуры, геологии и фундаментальные основы физики с геометрией – железнодорожная часть собиралась рухнуть на автомобильную вопреки взаимной параллельности.

Наконец в мае 2019 параллельный мир хулителей Крымского моста обогатился версией «Теперь его неизбежно разрушат удары молнии, выжигающая плазма сокрушит металл и бетон!»

Упорство фанатичных разрушителей замешано на чистой лжи с редкими вкраплениями непроверяемых фантазий. Убогая конструкция «Bridge must collapse» противоречит сама себе по десятку параметров, но держится в эфире шестой год. За счёт беспринципной алчности творцов и примитивности потребительских ожиданий.

Разрушение Крымского моста как идея фикс ещё ожидает профессиональных исследований в области психологии и социологии кризисных обществ. Но пагубность выжигающих вымыслов для созидательной деятельности представляется очевидной.

Достаточно сравнить судьбу двух мостов.

Крымского (начало строительства 2015, завершение 2018-2019 гг., до 6 млн. автомобилей и несколько тысяч поездов в год) и Подольского. Строящегося в украинской столице с 1994 года, имеющего втрое меньшие размеры и готового на 70 %. Сдача в эксплуатацию Подольского моста планировалась в 2008, ныне актуален 2021 год. В российских СМИ мытарства Подольского мостового перехода едва заметны, хотя растянулись на десятилетия и вполне реальны и документальны.

Ибо созидательному социуму не требуется злорадное обсуждение соседских проблем и тем более их постоянная генерация в режиме fake news.

ПОДЕЛИТЬСЯ: