Кровь мировой экономики

Добыча нефти

Как и 20, 40 и 70 лет назад, речь идёт о нефти. Жидкие углеводороды по-прежнему занимают важнейшее место в мировом хозяйственном организме. Циркулируют по его артериям и капиллярам, снабжают энергией и массой прочих полезных веществ. Человеческая цивилизация способна обойтись без нефти лишь теоретически – как обходилась без тела несчастная голова профессора Доуэля в фантастическом романе.

Глобальное потребление энергии на душу населения растёт, как и численность жителей планеты. Два возрастающих тренда определяют необходимость ископаемого топлива. Параллельно существует жёсткая критика «расхищения природных богатств»«отравления окружающей среды»«экстенсивных моделей развития» и прочих актуальных проблем мировой энергетики.

К сожалению, существующие модели энергетики альтернативной являются даже не экстенсивными, но декоративными.

В концепции чистой и возобновляемой энергии множество достоинств. Но концептуальное воплощение напоминает правописание Винни-Пуха: «Оно хорошее, но почему-то хромает…»
Десятки лет и сотни миллиардов долларов потрачены на альтернативу ископаемому злу. Розданы преференции, разработаны налоговые льготы, системы поощрения и стимулы содействия «зелёному» добру. Колоссальные усилия затрачены на экологически безупречный пиар. А колесница глобальной энергетики так и катится по привычной колее.

С 1990 по 2017 гг. мировое потребление энергии выросло со 102 до 154 ПВт*часов (1 ПВт*час = 1012 кВт*час), т.е. на 51%.
Атомная генерация за тот же период изменилась с 6.1 до 6.7 ПВт*часов, достигнув пика 8.7 в 2008 году. Вклад АЭС в обеспечение человечества электричеством упал с 6% до 4.4%.
Возобновляемые источники энергии демонстрируют завидный прогресс в официальных рапортах, да и в сухих цифрах добились почти двойного роста – с 13 до 22 ПВт*часов. Суммарно гидроэлектростанции, солнечные панели, ветрогенераторы, биогаз и приливные станции увеличили свою долю с 12.7% до… 14.3%!
Если исключить ГЭС, то «зелёный» вклад обрушится до 4%.

Традиционное топливо осталось ровно на том же относительном уровне, что и в 1990 году, 81% всемирного значения. В абсолютных цифрах прибавив с 83 до 125 ПВт*часов.
Вот такой альтернативный бег на месте с удивительным вниманием к одному бегуну. Хотя его основной соперник делает для команды ничуть не меньше, что и 28 лет назад, а коллега «атомный» пытается преодолеть дистанцию с двумя тяжеленными гирями под названием Чернобыль и Фукусима.

С начала 2018 года фиксируется постоянный рост стоимости барреля, достигшего отметки 73 $ за эталонный Brent. На протяжении 2015-2017 гг. цена «бочки» колебалась около 50 $. Причины существенного подорожания носят комплексный характер:

За последние несколько лет спрос на нефть вырос на 2.5 млн. баррелей в день. Производство «чёрного золота» удалось ограничить на 1.8 млн. баррелей в день и постепенно удалить с мирового рынка колоссальные ресурсные избытки. Благодаря соглашению 2016 года с дипломатичным названием «ОПЕК+», дабы не называть двух основных фигурантов сделки – Россию и Саудовскую Аравию. Нефтяное королевство (вместе с сателлитами по Заливу) поставляет на экспорт 15 млн. баррелей в день, РФ – 7 млн. баррелей. Несмотря на значительные политические разногласия между нашими странами, соглашение в формате «ОПЕК+» оказалось взаимовыгодным, соблюдается всеми участниками, высока вероятность его продления.

Американские планы залить мир дешёвой сланцевой нефтью столь же обоснованны, как и американские бомбардировки Сирии. США по-прежнему, как и 10-20 лет назад, потребляют 18 млн. нефтяных баррелей в день, увеличив собственную добычу с 9 до 10.5 млн. Разумеется, это существенное достижение, большинство стран мира о таком только мечтают. Но 7.5 млн. баррелей бывшему гегемону приходится импортировать.
Падение нефтяных цен мешает стратегии MAGA в своей же промышленности и в среде избирателей Д. Трампа. Многочисленные странности ближневосточной политики США способствуют дестабилизации региона и как следствие подстёгивают рот нефтяных цен.

«Чёрное золото» из Ирана, Ирака, Кувейта, Катара, ОАЭ и Саудовской Аравии – это половина глобального экспорта, поставляемая морем по нескольким маршрутам. При необходимости каналы поставок простреливаются вдоль и поперёк, причём силами местных «стрелков» – с визитами пузатых танкеров вглубь, а нефтяных цен ввысь. За последние годы к саудовско-иранскому антагонизму добавился строптивый мятеж Катара, кровопролитный тупик в Йемене, ракетные обстрелы саудовского королевства и свежеиспечённое предложение Белого Дома к арабским монархиям «Повоюйте вместо нас в Сирии!»

Все участники клубка конфликтов стараются сохранить управляемость эскалацией, но и малая угроза региональной стабильности толкает нефтяные цены вверх.

Нефть по-прежнему занимает 33% всемирного энергетического баланса, на втором месте расположился каменный уголь (26%), третье с 21% принадлежит природному газу. Вывод из оборота источника угольной золы и сажи, вкупе с недоверием к АЭС и с буксующей альтернативной энергетикой позволяет сделать вывод о нарастающем значении нефти и газа в мировом энергетическом балансе.
Разумеется, возможен прорыв в термоядерном синтезе, в открытии «вечных и ёмких батареек» или в посещении Земли щедрыми представителями высокоразвитой цивилизации. Но пока подобных чудес не случилось, ископаемое топливо сохраняет и даже приумножает свою роль обеспечения планеты основными благами цивилизации.