Кремлёвский визит британских бизнесменов

Главный исполнительный директор компании «АстраЗенека» Паскаль Сорио, главный исполнительный директор группы компаний «Би-Пи» Роберт Дадли и председатель Российско-Британской торговой палаты Роджер Маннингс (слева направо) перед началом встречи Президента РФ с представителями деловых кругов Великобритании

Более года назад привычный антироссийский настрой британских СМИ сменился истошным визгом. Медийный ультразвук поражал все органы чувств, негативно повлиял на подсознание аудитории, на общественные контакты и на межгосударственное взаимодействие.

Россия напала на Соединённое королевство химическим оружием! Распылила опаснейший токсин в мирном городе!! Одна капля уникального яда способна убить тысячи человек, первые жертвы уже страдают!!!

Вот уже целый год неизвестно – где находятся «чудом выжившие жертвы», страдали ли они марте 2018 и живы ли вообще. Российско-британские отношения стали заложником двух процессов. Brexit-а как причины и постановки Novichok в Солсбери как повода. Каждое обострение «дела Скрипалей» синхронизировалось с виражами выхода Британии из Евросоюза, выжимая из лондонских союзников солидарность и понимание.

В марте 2019 лондонские воротилы вынуждены солидарно понять, что Брексит состоится во-первых и отнюдь не на условиях «отравленного» королевства во-вторых. Парламент Её Величества отклонил все варианты автономного плавания без Евросоюза – с соглашением о выходе, без оного по фарватеру Hard Brexit и с заходом в гавань нового референдума. Где одумавшиеся избиратели уже проголосуют правильно – либо их голоса правильно подсчитают.

Однако нового плебисцита не будет и Евросоюз устал от капризов строптивых островитян. У королевства осталось всего два жёстко фиксированных варианта действий. Либо выход из ЕС до 12 апреля с.г. без соглашения по европейским условиям – т.е. уже через три недели. Либо выход из ЕС до 22 мая с подчинением европейской воле – т.е. всего через месяц.

Именно в марте нынешнего года состоялся визит британских бизнесменов в Кремль, их встреча с Президентом РФ и приглашение… пусть не эвакуировать капиталы в Россию, но инвестировать в перспективный рынок и диверсифицировать риски островной изоляции. С молчаливого согласия британских властей и при гробовом молчании британских СМИ.

В. В. Путин отметил, что товарооборот между Россией и Британией растёт третий год подряд, вопреки всем завываниям лондонских политических элит. Растёт солидными темпами – на 23 % в 2017 и на 8 % в 2018, до 13.7 млрд. $. В России работает более 600 предприятий с британским капиталом – что почти в 10 раз меньше, чем предприятий с капиталом немецким. Если производственные возможности ФРГ превышают показатели UK, то финансовые им уступают.

Лондонский Сити находится в полушаге от расставания с привычной ролью денежной столицы всей Европы. Россия устами первых лиц государства и под государственные гарантии предлагает взаимовыгодное сотрудничество ведущим британским корпорациям. Президент РФ подчеркнул, что «речь идёт о проектах стоимостью сотни миллиардов долларов, инвестиции откроют растущие возможности для ваших деловых кругов…»

Ибо удобно и комфортно рассуждать о «порванной в клочья экономике изолированной региональной державы под гнётом тяжких санкций», если абстрагироваться от объективной реальности.

В подлинном мире Россия давно адаптировалась к западным санкциям, а западные фирмы поставляют турбины для крымских электростанций – это лишь самый яркий пример из рестрикционных парадоксов. Российское сельское хозяйство демонстрирует впечатляющие результаты на внешнем рынке и практически целиком обеспечивает рынок внутренний. Российское промышленное производство растёт 15-й месяц подряд, ВВП – 18-й месяц подряд, объёмы розничных продаж увеличиваются 23 месяца подряд. Лучше всего такие данные известны не только российским статистическим службам, но и финансово-промышленным магнатам в поисках новых инвестиционных направлений.

На переговоры в Кремль 20 марта 2019 года прибыли руководители нефтяных, нефтеперерабатывающих, машиностроительных, фармацевтических, агропромышленных и других компаний с суммарным оборотом более 400 млрд. $.

Они представляют реальный сектор экономики и последствия процедуры Brexit уже в ближайшей перспективе.

Они подменяют королевскую дипломатию, сидящую в луже Highly likely, не упустят своей выгоды и готовы добиваться «снижения межгосударственной напряжённости» ради своего варианта выхода из ЕС.

Brexit вынуждает проявлять гибкость и готовиться к неизбежным потерям бракоразводного процесса. Прагматизм деловых кругов компенсирует не только лишь финансовые издержки. Бессмысленность эскалации токсичного фейка осознают сами творцы провокации годовалой давности. Как и опасность полного подчинения вашингтонскому диктату – исключительных союзников обирают уже без особой маскировки и с нарастающим аппетитом.

Поневоле задумаешься о перспективных рынках под цивилизованные гарантии.