Коррумпированные антикоррупционеры

Национальное антикоррупционное бюро Украины

Весной 2020 уже не принято вспоминать об антикоррупционных приоритетах украинских властей. Этого не вспоминают ни ошалевшие от шестилетних достижений избиратели, ни вроде бы зубастая оппозиция всяческого толка, ни сами «народные слуги», ни настоящие приказчики «народных» слуг. Западные финансово-политические руководители демонстрируют замечательную гибкость мышления и упорство в выжимании долгов.

Свергнутый майданом президент был объявлен прожженным расхитителем ценностей и идеалов. Его преемники активно боролись с гидрой коррупции – не прижигая отрубленных голов и даже не обнажая мечей Фемиды. Вместо рубки получилось уплотнение паутины махинаций и жульничества, опутавшей остатки прибыльных экономических секторов. Новая плеяда незалежных чиновников вовсе отменила ликвидацию мздоимства, сосредоточившись на окончательной распродаже собственной страны.

Действуя вполне разумно и прагматично. Власти США, ЕС, Германии, Франции или директора МВФ уже не требуют от Киева антикоррупционных усилий. Разве что за исключением вашингтонских указаний – чётко сфокусированных на компании Burisma и политическом уничтожении Джо Байдена.

К сожалению, кадавры украинской правоохранительной реформы самоликвидироваться не собираются.

С 2014 года дополнительно к уже имеющимся стражам закона и порядка добавились:

  • Специальная антикоррупционная прокуратура.
  • Национальное агентство по предотвращению коррупции.
  • Государственное бюро расследований.
  • Национальное антикоррупционное бюро.

В каждом сотни сотрудников с окладами и премиями, каждое занимает комплексы солидных зданий, пользуется смоль же солидным автопарком, более чем солидными полномочиями и т.д.

На примере последней структуры можно вычислить её эффективность в непосредственном финансовом выражении. Понято, что осудить или хотя бы задержать даже одного мало-мальским значимого коррупционера НАБУ не может – но это задача политическая, не будем слишком строги.

Проведём простую калькуляцию.

В 2015 году создания бюджет НАБУ составлял скромные 70 млн. гривен (3.1 млн. $).

В 2016 году взросления расходы НАБУ выросли до 486 млн. гривен (16.7 млн. $).

В 2017 году зрелости ассигнования на НАБУ достигли 773 млн. гривен (31 млн. $).

В 2018 и 2019 гг. стабилизировались на круглой сумме в миллиард гривен (около 40 млн. $).

В 2020 они увеличились до 1.2 млрд. гривен, всего на антикоррупционные органы будет потрачено 3.7 млрд. В 40 раз больше, чем по горячим следам «революции достоинства» было выделено на поиски «Камазов» с валютными миллиардами.

За шесть лет детективы, оперативники и руководители НАБУ приняли деятельное участие в нескольких межолигархических скандалах, покупали киевские квартиры за 1% от реальной стоимости, совершали турпоездки за бюджетный счёт, осваивали художественные ценности, приобретали предметы роскоши за государственные средства и т.д.

То есть вдумчиво и качественно создавали легенду «Мы такие же проходимцы, как и вы, дорогие коррупционеры, можете нам полностью доверять!»

За шесть лет произошла полная смычка с преступным миром, невозможно сказать, где заканчиваются вороватые стяжатели и где начинается доблестное НАБУ – и наоборот.

Зато можно констатировать, что с 2015 года рыцари агентства анонсировали возвращение в бюджет 230 миллиардов местных денег, с большой медийной помпой. Но вернули… только 600 миллионов – 0.26% от обещанного! В два раза меньше, чем дистрофичный украинский бюджет ассигнует НАБУ только за этот год. И в семь раз меньше, чем за весь срок коррупционного эксперимента.

Несколько лет западные кредиты МВФ выдавались киевским деятелям именно под очищение власти и достижение неких лучезарных стандартов. Теперь иноземным управляющим важнее скупить землю и сохранить контроль над туземными банками. Многочисленные «антикоррупционные» органы Украины работают с нарастающим убытком – как в прямом финансовом смысле, так и в плане ущерба социально-политического.

С вероятностью Highly likely можно предположить радикальную оптимизацию правоохранных дармоедов уже в нынешнем вирусном году. Если паразит не сдаётся, его уничтожают.

ПОДЕЛИТЬСЯ: