Конвенция Монтрё: шаблон или эталон?

Генсек НАТО Йенс Столтенберг, командующий военно-морскими силами НАТО Клайв Джонстон, пролив Босфор, фотоколлаж

Конвенция Монтрё – редкий пример важнейшего и актуального военно-политического документа, заключенного до Второй мировой войны. Названная в честь швейцарского курортного городка Конвенция регулирует судоходство во всём черноморском бассейне с 1936 года. В том числе проход и пребывание военных кораблей в Чёрном море – жёстко ограничивая в правах все государства без выхода к этому водоёму.

Турция, Румыния, Болгария, Украина, Грузия и Россия вольны содержать любой военный флот на Чёрном море. В мирное время все корабли под флагами этих стран (за исключением авианосцев) могут проходить черноморскими проливами. Естественно, после уведомления турецких властей, с соблюдением определённых процедур в оживлённых черноморских проливах.

В военное время турецкий суверенитет над Босфором и Дарданеллами носит полный характер. Анкара вправе запрещать транзит любых военных кораблей, даже не вступая в межгосударственный конфликт официально. Достаточно объявить «серьёзный уровень угрозы безопасности Турции» и запереть черноморскую акваторию на замок пацифизма. Для прекращения торгового трафика требуется состояние войны между Турцией и блокируемым государством.

В годы ВОВ Турция официально придерживалась нейтралитета и полностью запретила проход через проливы всех военных кораблей обеих сражающихся сторон.

В годы «холодной войны» Конвенция Монтрё неукоснительно соблюдалась и продолжает выполняться по сей день. Все нечерноморские страны могут провести в Чёрное море боевые корабли суммарным тоннажем 30.000 тонн на срок до трёх недель. На практике это означает эпизодические визиты 1-2 эсминцев или вспомогательных судов США и Великобритании – либо сразу в Одессу, либо с имитацией учений возле города-героя.

Данное правило преподносится как основная причина «слабой реакции НАТО при поддержке Украины». Особенно после пиратского наскока на Керченский пролив и ареста горе-флибустьеров ВМСУ пограничниками РФ.

Альянс и рад бы оперировать крупными эскадрами в Чёрном море, как и положено «самому могучему военно-политическому союзу всех времён и народов». Да только Конвенция проклятая мешает современным паниковским. Приходится вице-президенту США на конференции по безопасности (!) советовать канцлеру ФРГ направить немецкий флот сразу в Азовское море – и выслушивать вежливый отказ фрау Меркель от участия в столь искромётной авантюре.

Между тем у славного своим «миролюбием и сплочённым единством» блока НАТО есть все возможности нарастить боевое присутствие в Чёрном море с доскональным выполнением Конвенции Монтрё.

Турция, Румыния и Болгария являются участниками североатлантического блока, Украина и Грузия – его доверенными партнёрами. Вся великолепная пятёрка обладает прибрежной инфраструктурой, охвачена программами манёвров и прочего взаимодействия, конвенционными ограничениями не связана. Годы идут, но укрепление военно-морского потенциала этих стран к приоритетам НАТО явно не относится.

Турция рассматривается как соратник сомнительный и ненадёжный ввиду наличия суверенитета не только над проливами. Анкара в свою очередь прекрасно помнит реакцию дражайших союзничков на попытку мятежа летом 2016 года, а также имеет возможность сравнить результаты партнёрства с Россией и США. То есть работу «Турецкого» и туристического потоков с угрожающим шантажом против покупки систем С-400 и с исключительными санкциями против турецких товаров.

Наиболее мощный черноморский флот альянса в сдерживании РФ не участвует совершенно, по комплексу политических и экономических причин.

Военно-морской флот Румынии построен при Н. Чаушеску, хотя в этом году исполнится 30 лет с момента линчевания лидера СРР. На балансе имеются два фрегата, выведенные на пенсию из ВМФ Великобритании – с демонтированными противокорабельными и зенитными ракетами! Другие корабли (4 корвета, 4 тральщика, 6 катеров) ещё старше и надёжно пришвартованы на двух базах. Также имеется учебный барк о 23-х парусах.

Последнее приобретение ВМФ Румынии датировано 2004 годом, новые корабли не строятся и не заказаны.

Военно-морской флот Болгарии – блёклая калька румынского. На балансе имеются три фрегата нидерландского происхождения и 40-летнего возраста. Ракетное вооружение на фрегатах отсутствует – подверглось кардинальной «модернизации» перед продажей болгарской стороне. Из 10 тральщиков, катеров и корветов 9 построены в СССР.

Последнее приобретение ВМФ Болгарии датировано 2003 годом (единственный тральщик западного производства из бельгийских закромов). Новые корабли не строятся и не заказаны.

Военно-морской флот Украины состоит из останков советской эпохи и нескольких катеров, построенных на президентских верфях. Два катера вместо Азовского моря прорвались в российскую Керчь в ноябре 2018. Два б/у судна пограничной охраны США подарены ещё в прошлом году, но за их перевоз надо платить, поэтому торжественная церемония «Америка с нами на единой волне!» пока откладывается. Есть несколько резиновых моторных лодок, за перевозку которых заплатили сами США. В резерве – два рейдовых буксира, захваченных Красной армией при форсировании Дуная в 1944 году…
Ракетный крейсер «Украина» и корвет «Владимир Великий» строятся 25 и 9 лет соответственно. Фиксируется активное возведение малых кораблей – артиллерийских, десантных и др. катеров.

Военно-морской флот Грузии отправлен на дно в августе 2008 и официально упразднён в 2009. Перед разгромом состоял исключительно из малых артиллерийских, патрульных и прочих катеров.

Ударного ракетного вооружения в ВМФ Румынии, Болгарии и Украины не имеется. Как и планов появления новых кораблей или морской авиации. Руководство альянса открыто признаёт:

«Мы никогда не будем бороться за Черное море, даже имея такое желание. Но мы хотим отслеживать всё происходящее в этом регионе путём постоянного присутствия…»

Цитата принадлежит вице-адмиралу К. Джонстону, командующему всеми военно-морскими силами НАТО.

Пока «Европа двух скоростей» только появляется, НАТО нескольких скоростей давно существует. Задачей альянса является мониторинг черноморской обстановки, наблюдение за суицидальной активностью самозваных партнёров и ограничение боевых возможностей низкоскоростных участников блока.

Декларации об «агрессивных российских действиях в Чёрном и Азовском морях, подрыве солидарности альянса» и т.д. вошли в многолетнее противоречие с практической деятельностью НАТО на собственном южном фланге. Конвенция Монтрё помогает выполнению шаблонных задач эталонным образом.