Конфликт в Кашмире и «закрытое небо»

Фотоколлаж

Кашмир – самый конфликтный из высокогорных регионов нашей планеты. Здесь сталкиваются интересы крупнейших государств и религиозных конфессий. Здесь перемежаются густонаселённые долины и невозможные для выживания районы. Здесь издревле пролегали торговые пути, причём на протяжении вереницы тёмных веков местные жители и торговцы умудрялись серьёзно не враждовать друг с другом. Хотя исторически принадлежали к исламскому, индуистскому и буддистскому вероисповеданию, имели массу причин для споров и раздоров, а государственная власть была весьма условна.

Зачастую кашмирцы годами не имели представления – в каком, собственно, государстве они имеют счастье проживать и какие официальные законы им следует соблюдать.

Уникальность современного кашмирского конфликта связана с многосторонним противостоянием и наличием ядерного оружия у всех основных участников – у Пакистана, Индии и Китая. По итогам размежевания Британской Индии штат Джамму и Кашмир очень удачно (для колонизаторов) превратился в мощный заряд под региональной стабильностью.
Территория и население штата разделены между:

  • Индией, контролирующей площадь более 100 тыс. км2 с более 10 млн. жителей;
  • Пакистаном, контролирующим площадь около 85.000 тыс. км2 с примерно 5 млн. жителей;
  • Китаем, контролирующим порядка 40.000 км2 без постоянного населения (соляная безводная пустыня Аксайчин).

Раздел Кашмира не закреплён межгосударственными соглашениями либо международным правом. Индия претендует на все вышеупомянутые территории. Пакистан – на всё, что контролирует Индия. Китай готов воевать за кусок безлюдной пустыни ввиду её инфраструктурного значения. И не только Китай – даже краткий список кашмирских боестолкновений обширен и жесток.

Здесь проходила первая индо-пакистанская война, с октября 1948 по декабрь 1949. Обе страны только формировались как государства, хаотичные сражения велись между племенными ополчениями. Они привели к гибели около 10.000 человек, к экстренной миграции миллионов (!) и к нынешней конфигурации кашмирской границы между Индией и Пакистаном.

В 1960-1962 гг. произошли серьёзные бои на ряде участков китайско-индийской границы, в том числе в Кашмире. Китайская армия превзошла индийскую по всем статьям и закрепила превосходство на спорной местности. Многие эксперты полагают главными причинами «спасения Индии в Тибете и Кашмире» строгий нейтралитет СССР и традиционную осторожность внешнеполитической стратегии КНР. Поражения от НОАК вынудили Дели приступить к масштабному переоснащению и модернизации своих вооружённых сил.

В августе-сентябре 1965 состоялась вторая индо-пакистанская война. В открытой фазе она продолжалась всего несколько недель, но генезис имеет много общего с современным обострением. Весной 1965 пакистанские пограничные патрули одержали ряд тактических побед над индусскими силовиками. Реформирование ВС Индии продолжалось с немалыми трудностями. В Исламабаде возникли планы победоносного вторжения в спорный штат – с надеждой на симпатии местных мусульман, составляющих 65 % от всего населения индийского Кашмира. Как в 1965, так и в 2019 гг.

На первом этапе (лето 1965) засылались агитационно-диверсионные группы. Пакистанские власти официально признают отправку семи тысяч агитаторов и диверсантов – которые совмещали пропаганду с атаками на мосты, тоннели, склады и даже аэродромы. Индийская сторона утверждает о 30-40 тысячах «коммандос». Восстание в индийской части штата поднять не удалось, сотни агитирующих диверсантов были арестованы.

15 августа 1965 года, мотивируя свои действия «необходимостью разгрома лагерей подготовки боевиков», индийские войска перешли линию разграничения в Кашмире и добились оперативных успехов. Стороны широко использовали тяжёлую технику и авиацию, развернулись настоящие воздушные и танковые бои, решающую роль в наступлении играла артиллерия.

Пакистанское военно-политическое руководство пополнило коллекцию ошибок и просчётов, уверовав в локальный (т.е. кашмирский) характер войны. Руководство же индийское решилось открыть новый фронт в Пенджабе. Индийская армия едва не захватила глубоко тыловой и многомиллионный пакистанский город Лахор.

В сентябре 1965, после жестоких сражений и встречных боёв, потеряв тысячи солдат и сотни боевых машин, захватив-утратив тысячи километров территорий, стороны исчерпали лимит боеприпасов, финансов и воодушевления. Горячую фазу конфликта остановила Ташкентская декларация премьер-министров двух стран, подписанная в январе 1966 года после резолюции СБ ООН от 22.09.1965. В Кашмире и на общем протяжении индо-пакистанской границы был восстановлен статус-кво.

Два государства и в дальнейшем скатывались в пучину конфронтации – война 1971 года, каргильские бои 1999, постоянные стычки на кашмирской границе и др., но они проходили до появления в арсенале антагонистов ядерного оружия.

Текущее обострение кашмирского конфликта началось две недели назад.

14 февраля 2019 года радикальный камикадзе подорвал автобус индийской полиции, погибло 44 стража порядка. МИД Индии обвинил Пакистан в «поддержке терроризма», а также в наличии «террористической инфраструктуры и лагерей подготовки боевиков… на пакистанской территории…»

Пакистанское дипломатическое ведомство обвинения в очередной раз отвергло. После двухнедельного затишья (подготовки?) индийская сторона решила не ограничиваться словесной озабоченностью.

27 февраля 2019 года ВС Индии ударили по «лагерям подготовки боевиков» в пакистанской части штата Кашмир. Выбранные цели совпали с опорными пунктами армии Пакистана и нанесли большой ущерб индийскому военному имиджу.

Удары наносились лёгкими фронтовыми истребителями МиГ-21 – разработанными более 60 лет назад и для «уничтожения террористической инфраструктуры» уже тогда не предназначенными. В составе индийской боевой авиации – почти тысяча самолётов, в том числе новейших поколений. Две машины были сбиты пакистанскими ПВО и ВВС.

Один из индийских пилотов попал в плен и был доблестно спасён пакистанскими солдатами от линчевания местными крестьянами. Два других погибли, не сумев (почему?) катапультироваться. К тому же пленённый лётчик оказался родным сыном маршала индийской авиации, подтверждает хорошее обращение в неволе и благодарит своих спасителей в форме пакистанских вооружённых сил.

К зоне кашмирского конфликта стягивается боевая техника и дополнительные дивизии. Индия и Пакистан обмениваются артиллерийско-миномётными обстрелами и жёсткими заявлениями. На PR-фронте Исламабад очевидно выигрывает – чего никогда не отмечалось за 70 лет соседского противостояния. Странное применение ветеранов индийских ВВС – после двух недель подготовки, с потерей сразу двух пенсионных самолётов, с гибелью и пленением пилотов –  вызывает массу вопросов.

Болезненный удар по имиджу способен углубить эскалацию не только в медиа-пространстве.

В пространстве практических дел стоит отметить тождественную реакцию руководства обеих стран в области гражданского авиасообщения.

Как Пакистаном, так и Индией полностью запрещены полёты пассажирских и частных самолётов, закрыты десятки аэропортов – в радиусе сотен километров от Кашмира! Уже через несколько часов после первых выстрелов и падения военных истребителей.

Почему же в европейски-ассоциированной стране были потеряны в боестолкновениях десятки военных самолётов и вертолётов, но полёты гражданской авиации продолжались в прежнем режиме на протяжении нескольких месяцев? В том числе международные рейсы?

Над Кашмиром, несколькими индийскими штатами и над всем Пакистаном уже с 28 февраля с.г. нет ни одного пассажирского лайнера иностранной авиакомпании.

Катастрофа малазийского Боинга над селом Грабово ушла на задворки общественного внимания. Обеспечив деградацию европейской безопасности и глобальной стабильности почти пять лет назад, но так и не дождавшись объективного расследования.
Документальное подтверждение осенью 2018 принадлежности роковой ракеты украинской зенитно-ракетной части было проигнорировано европейской общественностью и ведущими СМИ, так как противоречит «единственно верному» мнению о российской причастности к трагичному инциденту.

Но почему «безвинная жертва агрессии» не закрыла собственное небо, за целых три месяца тяжёлых страданий и европейского сочувствия? Хотя бы для международных авиарейсов?