КНДР-США: от угроз к переговорам

Фотоколлаж

«Меня пугают, а мне не страшно»

Данная фраза приписывается А. Н. Толстому. Далёкий от субтильного сложения и страха перед США лидер Северной Кореи имеет все основания поставить свой автограф под афоризмом вековой давности.
На протяжении полугода самая гуманная держава планеты – она же единственный исполнитель ядерных бомбардировок мирных городов – стремилась запугать КНДР, её руководство и очевидного регионального союзника. Стремилась трактовать международное право с позиции силы – имея отдалённое представление о международном праве и не имея гарантий неуязвимости. Стремилась «уважать себя заставить», но стереотипная выдумка окончилась полным фиаско.

Запугивание Северной Кореи опиралось на пространный список американских разрушений эпохи однополярного мира. Ни одна из разрушенных стран не могла нанести военного ущерба США даже теоретически.
Запугивание Китая содержало многочисленные угрозы финансового, торгового, в целом экономического характера. Ущерб от реализации таковых угроз был обоюдным, серьёзным и едва ли приемлемым для самих США.
Запугивание бряцало оружием ценой в сотни миллиардов долларов и гремело сталью решительных заявлений. Заявления и манёвры повторялись из месяца в месяц, дискредитируя их авторов и командиров.

Нельзя сказать, что все усилия Белого Дома и Пентагона пропали даром. Запугать удалось… собственных союзников и сограждан. Не только Японию и Южную Корею, расположенных прямо на поле возможного боя с использованием оружия массового поражения. Европейские и американские спортивные делегации опасаются поездки на олимпийские игры в южнокорейский Пхёнчхан, город находится всего в 70 км от границы с КНДР. Доминирование над безоружными (пусть и атлетами) всегда даётся проще, а реализуется приятнее. «У сильного всегда бессильный виноват»…

Ракетно-ядерный прогресс КНДР бывший всемирный гегемон благополучно проспал. Занимаясь пожарами бархатных революций, разжигая «арабскую весну», распыляя токсичную «демократию» в других регионах и странах.

Ещё в феврале 2005 года Пхеньян заявил о создании ядерного оружия. На тот момент США оккупировали Афганистан с согласия мирового сообщества и повторили оккупацию в Ираке с великолепным пренебрежением к мнению ООН.
В сентябре 2006 США ввели первый пакет санкций против Северной Кореи за разработку оружия массового поражения. События последующих 11 лет позволяют усомниться в эффективности односторонних санкций.

В октябре 2006 года КНДР заявила об испытании атомной бомбы. Заблаговременно известив об испытаниях только Россию и Китай. На тот момент судилище над С. Хусейном продвигалось к фатальному финалу. Мало того, что казнь Саддама была предрешена и уже через два месяца осуществлена. Казнь прошла крайне мерзко, в Нюрнберге казнили с большим уважением.
В иракские законы по инициативе оккупационной администрации были внесены изменения – специально и персонально для виселицы бывшему диктатору. Такой творческий подход к верховенству права с позиции всесильного палача. И почему же через несколько лет Ирак захлестнула чёрная чума палачей-джихадистов, загадка века…

В 2006-2008 гг. в западных СМИ и экспертном сообществе сформировался консенсус – КНДР слишком слаба и неразвита для создания как ядерной бомбы, так и дальнобойных ракет, особенно ракет межконтинентальных. Одновременное согласованное выполнение обеих задач было сочтено и вовсе фантастическим сценарием – пусть радуются лишней плошке риса и продолжают взрывать динамит под видом ЯО.
Теперь-то понятно, что консенсус сформировали российские хакеры, внедрившись в подкорку экспертов и орудуя в западных СМИ. Десять лет назад подобную опасность ещё не придумали.

В 2009 году – на фоне масштабной партизанской войны против US Army в Ираке и Афганистане, на фоне провалившейся «демократизации» этих бывших государств, на фоне желания новой администрации Белого Дома сказать «Yes We Can» эвакуации своих войск с площадок неудавшихся геополитических экспериментов – в КНДР состоялось второе атомное испытание.

Ядерный взрыв февраля 2009 имел мощность от 10 до 20 килотонн и динамитному объяснению не поддавался. Мотивация испытания изложена в официальном сообщении государственного новостного агентства КНДР:

«Проведённый взрыв является решительной мерой защиты суверенитета нашей страны и нашего народа от угрозы превентивного ядерного удара со стороны США, даёт ответ их проискам по применению незаконных санкций…»

Характерно вторичное значение санкций в интерпретации Пхеньяна, а также напоминание о санкционной несовместимости с условиями перемирия на Корейском полуострове. Важна оценка опасности прямого военного нападения великой термоядерной державы – и так ли далека от истины эта оценка?

Миролюбие новой администрации США оказалось весьма относительным. Всего через два года произошло западное вторжение в Ливию и фрагментация ливийской государственности. За всё хорошее в 2011 году и с рынками рабов в году нынешнем. Руководитель Джамахирии не дожил до суда, подробности линчевания Каддафи публично смаковали высшие чиновники США. В том числе соискатели должности президента на последних выборах.

В апреле 2012 в северокорейскую конституцию внесены изменения о ядерном статусе страны. В декабре того же года КНДР вывела на орбиту искусственный спутник планеты. В феврале 2016 запущен второй сателлит. Баллистические достижения накапливались Пхеньяном в количественном отношении и требовали колоссальных вложений. Вложения и накопления оказались эффективными, в отличие от американских санкций и угроз.
В 2017 произошёл качественный скачок в ракетной программе КНДР, бурно обсуждаемый в СМИ и в экспертном сообществе. Северокорейские ракеты преодолевают тысячи километров и перелетают Японию – нашпигованную системами американской ПВО-ПРО, одних только ЗРК «Patriot» почти две сотни.

Руководство КНДР крепко усвоило уроки Югославии и Афганистана, Ирака и Ливии. Достопочтенный К. Пауэлл с белёсой пробиркой в СБ ООН – крупная тактическая победа американской гегемонии, заложившая основу стратегического поражения бывшего гегемона. Не остался без северокорейского внимания и обстрел американскими крылатыми ракетами сирийской авиабазы Шайрат в апреле 2017 года – после полного уничтожения сирийского химического оружия под эгидой ОЗХО и под присмотром Вашингтона!

Военная агрессия США не зависит от разоружения и миролюбия оппонента, от его приверженности международному праву и собственному законодательству, от заседаний, постановлений и осуждений авторитетных международных организаций.
Военная агрессия США предотвращается опасностью для самих США и наличием надёжных союзников.
Военная агрессия США нивелируется не часами, но кортиком, если угодно.

Оба условия соблюдены. У Северной Кореи есть ядерное оружие, средства его доставки и внешнеполитическое покровительство Китая. Совместимость ракет и ядерных боеголовок КНДР вызывает сомнения специалистов. Зато наличие подводного флота из 70 субмарин с готовыми к самопожертвованию экипажами сомнений не вызывает. Как и колоссальный ущерб для Японии и Южной Кореи при американском нападении на КНДР.

Поэтому все рейсы американских авианосцев к корейским берегам – сначала соединения USS Carl Vinson, потом сразу трёх АУГ в красиво развёрнутом ордере – ничуть не устрашили Пхеньян. Развёртывание в Японии и Южной Корее систем ПРО THAAD скорее увеличило, чем ограничило, интенсивность северокорейских ракетных пусков. Военно-воздушные учения США, Японии и ЮК с сотнями «невидимых» самолётов компенсируются подлинной невидимостью критически важных оборонных объектов КНДР. Провозглашение американскими властями взаимодействия и давления на РФ и Китай одновременно вызывает уже не удивление, а жалость.

Цена нагнетания удивительных угроз выразилась не только в цифрах и словах. С начала нынешнего года при маневрировании в азиатских морях пять кораблей ВМФ США столкнулись с гражданскими судами и понесли невосполнимые потери. 17 моряков погибли, эсминцы и крейсеры отправились на дорогостоящий доковый ремонт, командующий региональным флотом вылетел в отставку. Хотя честнее отправить на пенсию командование высшего звена – упорно блефующего с раскрытыми и слабыми картами.

Ракетно-ядерный кризис вокруг КНДР прошёл фазу военного запугивания и непозволительных угроз, прямых оскорблений и кривых провокаций. После ритуальных высказываний президента США, его помощника по национальной безопасности, шефа Пентагона и государственного секретаря:

«Мы готовы к военному решению северокорейской проблемы!»

В Вашингтоне озвучена реалистичная точка зрения. Потому что к военному решению данной проблемы США прибегали ещё в 1950 году, в 1953 пришлось убегать от военного поражения.

Госсекретарь США признал невозможность отказа КНДР от ядерного оружия в сложившихся условиях, уверил в уважении к суверенитету и территориальной целостности страны, призвал к переговорам без предварительных условий.

Разумеется, призыв к переговорам и устные гарантии могут объясняться желанием олимпийского перемирия, стремлением вооружить и бросить на амбразуры союзников, намерением спровоцировать Пхеньян на запальчивость новых ядерных взрывов и дальнобойных ракетных запусков с более обоснованной агрессией на следующем этапе.

И всё же подобный сценарий против ракетно-ядерной КНДР маловероятен. Авантюрные наскоки внешней политики США имеют куда больше шансов на успех там, где одним намерением переноса посольства начинается новая интифада, а из кулька печенья высыпается обнищание миллионов европейцев. Исторически на Дальнем Востоке США терпят болезненные неудачи, достаточно вспомнить Вьетнам.

При определённой паузе в деструктивных действиях обеих сторон шестисторонние переговоры – Китая, России, США, Японии, Южной и Северной Кореи – о денуклеаризации Корейского полуострова имеют хорошие шансы как минимум на возобновление.
Шестисторонние переговоры по ядерной программе Ирана (в них также участвовали Россия, Китай и США) закончились самым крупным достижением международной дипломатии последних лет и при всех угрозах нынешней администрации Белого Дома переговорный итог остаётся в силе.