Искры региональной войны

Президент США Дональд Трамп и высший руководитель Ирана аятолла Али Хаменеи, фотоколлаж

13 июня 2019 года в западной части Оманского залива загорелись два танкера. В непосредственной близости от территориальных вод Ирана. Ровно через месяц после предыдущего пожара на четырёх схожих судах в том же районе оживлённого судоходства. Июньские мишени едва успели загрузиться в двух нефтяных монархиях (в Саудовской Аравии и ОАЭ), одно управлялось японской компанией, другое принадлежало японскому собственнику.

В эти же дни Иран посетил премьер-министр Японии – впервые за 40 лет, с мирными предложениями по острому кризису в зоне Персидского залива.

Власти США и региональных вассалов приписали Ирану злодейское нападение на мирные танкеры. Нет лучшего способа провести важнейшие переговоры с японским руководством, чем запалить связанные с Японией нефтеналивные транспорты. Не имея надёжных союзников, находясь под гнётом американских санкций, под пристальным наблюдением U.S. Central Command и в условиях боевых приготовлений Пентагона.

Однако обвиняющие стороны допустили оплошность конкретизации – нарушив высокие идеалы Highly likely и всякую мелочь типа норм международного права, этических соображений и логической связности.

Внешний вид пострадавших судов вступил в явное противоречие с предполагаемой тактикой иранских «пиратов».

Единственная и неоспоримая версия профессиональных (лгунов) разведчиков США уличала военнослужащих ИРИ в минной атаке на танкеры. Причём использовались магнитные мины, согласно авторитетному заключению U.S. Central Command и подхрюкивающих сателлитов. Чудесным образом взрывчатку заложили то ли в открытом море на ходу, то ли на охраняемых режимных объектах. Безопасность нефтеналивных терминалов важнее для обеих монархий, чем сохранность королевских дворцов.

Однако оба танкера получили крупные пробоины на 1-2 метра выше ватерлинии. Из поражённых ёмкостей не было утечек перевозимого топлива, глубина осадки судов после повреждений не изменилась. Выпрыгивающих или ползающих по мишени магнитных мин пока что не изобрели даже авторы фантастических сюжетов.

Зато давно изобретены, приняты на вооружение и несут патрулирование в зоне Персидского залива американские беспилотные аппараты RQ-9 Reaper. БПЛА данного типа выполняют разведывательные и ударные функции – в частности, ракетами Hellfire с небольшим зарядом взрывчатого вещества. Они предназначены для поражения устаревших танков, целей типа «автомобиль с террористами» или «хижина с диверсантами».

Вообще небольшой беспилотник с лёгкой ракетой способны снарядить и монархические союзники США. Профессионализм израильского спецназа также не вызывает сомнений – как и наличие подводных лодок и различных ракет в израильских вооружённых силах.

Характер повреждений на обоих танкерах полностью соответствует боевому применению ракет Hellfire в Ираке и Афганистане. А также их испытаниям ВМФ США по легкобронированным судам (диаметр отверстий, их форма, вогнутые внутрь края обшивки и т.д.).

Нефтеналивные гиганты были поражены в противоположные от иранских берегов борта. То есть со стороны Саудовской Аравии и ОАЭ.

Никаких данных о полётах иранских самолётов или БПЛА, о виражах катеров или других иранских кораблей власти США не предоставили.

Экипажи танкеров перед обстрелами слышали звук небольших летательных аппаратов и наблюдали их воочию.

Иранские спасатели эвакуировали 44 моряка (среди них 11 граждан России), иранские пограничники изъяли из пробоин ракетные фрагменты. Деталей магнитных мин найти не удалось и при исследовании танкеров в портах ОАЭ.

Провокация развалилась в процессе раскрутки пропагандистского маховика «Иран виновен!» – и её засыпали новыми сенсациями, горячими и горящими.

В ночь на 20 июня 2019 года стратегический беспилотный разведчик MQ-4C Triton ВВС США нарушил иранскую границу в том же взрывоопасном районе нефтяного судоходства.

Самый крупный из серийных БПЛА стоимостью свыше 200 млн. $, выполненный по стелс-технологиям, с функционалом уклонения от зенитного огня и массой прочих инноваций был немедленно сбит первой же ракетой иранских ПВО.

Командование США поначалу отрицало потерю «Тритона», но его обломки рухнули в иранские воды и не успели пойти на дно – их оперативно выловили и предъявили для СМИ-осмотра. В отличие от мифических магнитных мин.

Кроме того, руководство Ирана заявило о нарушении своих границ патрульным противолодочным самолётом Boeing P-8 Poseidon, сопровождавшем беспилотник. Тегеран преподнёс свой отказ уничтожить обитаемого вторженца актом доброй воли. На борту P-8 находились несколько десятков американских военнослужащих.

Разумеется, пострадавшие танкеры отошли на второй план. США впервые получили столь болезненный удар по беспилотному и авиационному могуществу. Причём в исполнении ПВО иранского производства и без малейших колебаний при защите ИРИ своих рубежей.

Дальнейшая реакция сконфуженного «гегемона» свелась к интермедии «Держите меня семеро!» Президент США рассказал о почти нанесённом ракетно-бомбовом ударе по Ирану – и своём отзыве возмездия за 10 минут до осуществления. Слишком велики сопутствующие жертвы, одинокий беспилотник того не стоит. Нельзя попадать в ловушку новой войны – бесполезно проливая кровь и напрасно теряя богатства. Продолжим санкционное давление и поиски желающих повоевать с Ираном на земле. Когда сами не можем справиться с ним в небе и на море, в экономике и в публикации разведданых о последнем полёте собственного (!) БПЛА.

В пороховой бочке Персидского залива мечутся искры региональной войны. Опасность ситуации усугубляется многолетней ненавистью противников, нагромождением взаимных обид, возможными эксцессами исполнителей и вмешательством третьих сил.

Высшее руководство Ирана и США явно не желает масштабного (и даже точечного!) смертоубийства.

Но есть целый выводок американских «союзников», готовых втянуть слабеющего босса в крупную авантюру из эгоистичных целей. С надеждой отсидеться за исключительной спиной, в расчёте поживиться на пепелище.