Гримасы правосудия и коммерческая дипломатия

Фотоколлаж

27 марта 2019 года вильнюсский суд принял скандальное и беззаконное решение о событиях почти тридцатилетней давности. Тема трагичного января 1991 года широко эксплуатируется литовской политической элитой – выползшей из этих событий, словно вши из трухлявой шинели.

Судороги распада союзного государства были тяжёлыми и болезненными. Были обусловлены сочетанием сложных причин и ожиданием простых решений. Сопровождались экстремистскими вылазками, утратой управляемости силовыми органами, нерешительностью и безответственностью руководства. Порой на грани откровенной измены, а порой и далеко за ней.

В современной Литве не принято вспоминать, что повторный суверенитет провозглашён республиканским Верховным Cоветом ещё в марте 1990. И остался гласом вопиющего в пустыне. Ни одно государство (!) не признавало появления новой страны на карте Европы ещё полтора года – то есть после событий в Вильнюсе потребовался путч ГКЧП и официальный развод с СССР.

В современной Литве не принято вспоминать, что уличное возмущение января 1991 было социальным, но никак не свободно-национальным. Что его спровоцировала ценовая политика республиканских властей. Они приступили к либерализации «отсталых и заскорузлых» советских цен, повысив их сразу в три раза!

В современной Литве не принято вспоминать, что восстановление советской законности в крупных литовских городах началось 8 января 1991 года и не встречало сопротивления «патриотических» националистов. В частности, были взяты по контроль узлы связи, дома Печати и ДОСААФ в Вильнюсе, здание офицерских курсов в Каунасе и др.

В современной Литве не принято вспоминать, что с марта 1990 по январь 1991, девять месяцев подряд, республиканские СМИ нагнетали ненависть к «советским оккупантам» по национальному и языковому признаку – вплоть до физической опасности говорить на русском языке в общественных местах! И особенное усердие проявляло местное TV, hate-лидер той эпохи.

В современной Литве не принято вспоминать, что в ночь на 13 января 1991 года «возрождённая» литовская независимость дислоцировалась всего в двух столичных зданиях – Верховного Совета и телевидения. Последовал логичный штурм телецентра. Полсотни офицеров группы «Альфа» заняли весь комплекс из трёх строений, не израсходовав ни одного боевого патрона.

Далее подошли армейские подразделения и вооружённые отряды националистов. Началась хаотическая ночная стрельба. Погиб лейтенант группы захвата и 14 человек из состава «защитников» TV, проспавших визит спецназа несколькими часами ранее. Имеются убедительные доказательства участия в тех печальных событиях заранее подготовленных ЦРУ США боевиков Саюдиса, которые вели огонь по мирным гражданам и военным с крыш соседних зданий. Большое количество ранений гражданских лиц (150 человек) всколыхнуло мирную Литву.

Советский же спецназ оказался предан высшим руководством – оно дезавуировало приказы о штурме телецентра и наведении конституционного порядка в прибалтийской республике. Группа «А» ушла из Вильнюса, не сделав ни единого выстрела, её уход стал горевестником распада СССР.

За минувшие 28 лет литовские власти довели число раненых при штурме (?!) телецентра до 900 человек и занялись преследованием «оккупационных» участников ночных событий. Разумеется, победителей не судят – но и проигравшие вправе рассчитывать на справедливость!

Литовская юстиция использует запрещённые правовые инструменты. Предполагаемых виновных в кровопролитии 1991 года судят по литовским законам 2000 года, независимость же Литвы получена и признана после сентября 1991. Авторы суверенности призывали мирных литовцев к Верховному Совету и телецентру, желая «оплатить независимость малой кровью», по признанию одного из лидеров Саюдиса. Впоследствии посаженного своими же сподвижниками (временно) и вышвырнутого из политики навсегда.

Закон не имеет обратной силы. Это подчеркнуто во Всеобщей декларации прав человека 1948 года в статье 11. Это отмечено в Европейской конвенции о защите человеческих прав и свобод 1950 года в статье 7. Это зафиксировано в Международном пакте о гражданских и политических правах 1966 года в статье 15. Это основа античного права.

В 2010 году нашей демократической эры вильнюсские события переквалифицированы литовской Фемидой в преступления против человечности. Дабы сделать наказание не только бессмысленным, но и бессрочным.

В марте 2014 на границе с Калининградской областью удалось арестовать бывшего офицера советской армии Юрия Меля – командира танка, «расстреливавшего мирных протестувальников». Обвинение сфабриковано, ибо жертв танковой стрельбы среди пострадавших не отмечено.

В июле 2018 Следственный комитет РФ возбудил дело против литовских судей и прокуроров по части 2 статьи 299 УК РФ «Привлечение заведомо невиновного к уголовной ответственности или незаконное возбуждение уголовного дела».

Тем не менее, два гражданина России – Юрий Мель и Геннадий Иванов – осуждены и приговорены к семи и четырём годам лишения свободы соответственно.

27 марта 2019 года суд Вильнюса вынес абсолютно неправомочное решение против 67 граждан РФ, из них 65 заочно. Судьи проигнорировали многочисленные доказательства того, что в людей стреляли из оружия, которое не состояло на вооружении советской армии и спецназа, зато имелось в избытке у боевиков-провокаторов. Среди осужденных – бывший министр обороны СССР маршал Язов Д. Т. 94 лет и другие люди, причастные к событиям января 1991 сообразно анкетным данным и фантазии литовского кривосудия.

Приговор настолько взбудоражил литовских политиков (хотя судебная власть формально независима от исполнительной вообще и её дипломатической ветви в частности!), что уже через три дня официальным представительством Литвы в России было получено анонимное письмо.

Автор якобы угрожал дипломатам вместе с семьями несусветными карами за скандальный приговор и призывал покинуть Москву. Вместе с близкими родственниками и личным имуществом, во избежание физического насилия и экспроприаций.

Посольские храбрецы и МИД Литвы так перепугались, что направили ноту протеста российским коллегам. Требуя обеспечить безопасность своих (никому не нужных) отважно рискующих сотрудников. Посла же Литвы срочно отозвали из Москвы… Но не только из-за одной анонимки, которую мог начертать любой праздный сотрудник литовского дипломатического представительства.

Посол Литвы в России обвиняется в коммерческой раздаче шенгенских виз и вызывается в Вильнюс для дачи показаний. Пока что в качестве специального свидетеля и за связи с бывшим послом в РФ. Тот уже одной ногой в тюремной камере и повинен в дискредитации дипломатической службы – лично рассылал приглашения клиентам! Не какой-то клерк, свойственник или знакомый – Чрезвычайный и Полномочный собственной персоной.

Однако визы продавались литовским посольством всего месяц назад и спихнуть всю вину на предшественников не удастся.

И теперь, когда президент Эстонии посещает Москву, проводит переговоры с главой российского государства и любезно улыбается наведению мостов – литовский МИД возмущается отсутствием солидарной прибалтийской позиции!

Sorry, но эстонских послов не ловили за руку на мздоимстве и не отзывали домой для дачи показаний в комнате для свиданий. В Эстонии не проводят судилищ над призраками прошлого ради политического смысла в настоящем. В Эстонии воздержались от ареста российских граждан, даже когда был арестован в РФ майор контрразведки, «случайно» вербовавший наших соотечественников. О какой солидарности грезит литовский МИД?

Возможно, отозванному послу стоит выбрать консервативную линию защиты. Приписав коррупционную коммерцию бывшим советским офицерам. Правосудие по-вильнюсски ласково пестует подобные версии, слепо не замечая их расхождения с достоверными фактами и здравым смыслом.