Геополитическое созерцание НАТО

Генсек НАТО Йенс Столтенберг

В феврале 2020 года сирийская правительственная армия предприняла крупное наступление в провинции Идлиб. Операция продолжается, вызывая бурные потрясения и тревожные опасения во многих странах – созывается Совет Безопасности ООН, проходит саммит НАТО с удивительным результатом сразу по нескольким причинам.

Своеобразие идлибского региона САР определяется несколькими уникальными факторами:

  • Провинция захвачена радикальными джихадистами более семи лет назад и является их последним сирийским оплотом;
  • В Идлиб свозилась непримиримая вооружённая «оппозиция» на протяжении четырёх последних лет гражданского конфликта. В количестве более 55.000 (!) боевиков и членов их семей;
  • Незначительная часть проследовала дальше (обзавелась магазинчиком в Турции, пробралась в ЕС мирным беженцем, доехала до Ливии опытным бандитом), но подавляющее большинство по-прежнему находится на конечной станции «зелёных автобусов»;
  • Идлибский периметр контролировался двойной (но редкой) цепочкой наблюдательных пунктов. Российскими и иранскими со стороны законного правительства Сирии, турецкими со стороны конгломерата боевиков;
  • Согласно договорённостям в Астане (весна 2017) и Сочи (осень 2018), Турция обязалась размежевать оппозицию внутри Идлиба на террористическую и умеренную. А также разблокировать дороги Хама-Алеппо и Латакия-Алеппо, проходящие через провинцию. А также пресечь бандитские вылазки из Идлиба – против близлежащего Алеппо, против сирийской армии и гражданского населения, против российской авиабазы Хмеймим.

За полтора года ни одно из обязательств Анкары выполнено не было. Исчерпав предел терпения и накопив достаточные силы, сирийская армия двинулась в атаку – и сопротивление «лучших воинов джихада» оказалось сломлено сразу на нескольких направлениях. Всего за один месяц освобождено более половины Идлиба, разблокирована трасса Хама-Алеппо, фронт отодвинут от северной столицы САР на безопасное расстояние.

Для предотвращения полного коллапса обороны боевиков Турция ввела крупные контингенты регулярной армии в Идлиб, грубо нарушив как международное право, так и астанинско-сочинские соглашения. Турецкая армия поддержала своих подопечных огневыми средствами и действиями спецназа. Но взаимные жертвы неизбежны и при гибридной войне. 26 и 27 февраля 2020 года от 50 до 150 турецких военнослужащих погибли под ударами САА, наносимых по боевикам.

Обе страны опасно балансируют на грани полномасштабной войны, но речь о коллективной помощи одной из них.

Турция запросила созыв экстренного саммита НАТО. 28 февраля «самый мощный союз в истории» собрался и отказался поддерживать Анкару сколь-нибудь заметным образом.

Согласно заявлению главы российского МИД, «Российская Федерация полагает неприемлемость устава НАТО к ситуации в Идлибе».

Примечательно согласие руководства, ведущих и всех прочих членов альянса с данной оценкой. Формулировка генсека Столтенберга – «Уже само проведение саммита является поддержкой Турции» – прекрасно характеризует созерцательное безразличие североатлантического сообщества к любой конфликтной ситуации.

Впечатления Турции характеризуются открытием границ с Европой и фактической депортацией десятков тысяч сирийских беженцев на попечение «дорогих партнёров». Сирия опирается на помощь и России, и Ирана – Турция при 29 «союзниках» может рассчитывать только на себя.

В тот же день стало известно о заключении мирного соглашения между США и запрещённым в РФ афганским движением «Талибан». Американская сторона обязалась вывести войска из горной страны, проиграв 17-летнюю войну с сохранением политического лица.

Но в Афганистане находятся контингенты десятка стран НАТО, сама «миротворческая» операция проходит под эгидой альянса! Миротворцы будут выведены сообразно американским распоряжениям — о чём на экстренном саммите никто и не пикнул. Словно и не было десятилетних заверений о важности «демократизации» Афганистана и многих тысяч напрасных жертв.

Сильнейший союз формально сохраняется. НАТО даже может расширяться для дальнейших совместных созерцаний и поддержки друг друга в залах заседаний. Но фактически, как военно-политическая организация и как средство силового принуждения, блок ушёл в историю.

ПОДЕЛИТЬСЯ: