Газовый транзит и реверсные признания

Фотоколлаж

До истечения транзитного газового контракта между Россией и Украиной остаётся три с половиной месяца. Соглашение было подписано морозной зимой 2009 года при драматичных обстоятельствах отключения Украины (1 января), ряда стран Центральной и Восточной Европы (с 5 января) от российского газоснабжения. Причина «освежающих» новогодних праздников заключалась в колоссальной задолженности украинского посредника перед «Газпромом» и в несанкционированном отборе российского газа государственными компаниями Украины.

31.12.2008 украинский «Нафтогаз» официально уведомил российское ПАО «об отсутствиях гарантий на поставку российского газа в Европу». Прекращение импорта газа Украиной и транзита в ЕС (тогда почти безальтернативного) стало неизбежным. Потребовалось личное участие премьер-министров обеих стран, длительные переговоры и взаимный компромисс для разрешения острейшего топливно-денежного кризиса. Прямым следствием событий 11-летней давности стали:

  • Европейские поиски альтернатив российскому газу на словах, строительство двойного Nord Srteam, «Турецкого потока», их сухопутных продолжений на деле;
  • Рост доли «Газпрома» на европейском рынке «голубого топлива» с 23 % в 2008 до 32 % в 2018 гг.;
  • Прекращение воровства транзитного газа из украинской ГТС – в течение всего контрактного срока и кто бы не управлял газотранспортной системой.
  • Надёжность газовых поставок в Европу на протяжении 2009-2019 гг., с единственным аварийным эпизодом диверсионного характера вопреки всем хитросплетениям преступной АТО на востоке Украины;
  • Расчёт цены российского газа для украинских нужд по «европейской» формуле, за пять лет до великой ассоциации 2014 года. Что привело к росту закупочных цен существенно выше изначального предлагавшихся российской стороной (235 $ за тысячу кубометров);
  • Сохранение мизерных внутриукраинских тарифов на газ из популистско-политиканских соображений элит – причём как «оранжевой», так и «региональной». Это заложило дефицитную бомбу не только лишь под бюджетный баланс, но и под основы украинской экономики вместе с государственностью.

Осенью с.г., после смены властного караула и олигархических кукловодов в Киеве, после масштабного обмена задержанными украинцами между Киевом, Донецком и Луганском, возобновление транзитного контракта приобрело новую актуальность.

Формат переговоров довольно сложен – кроме поставщика, покупателя и транзитёра на них влияет транзитный сюзерен из-за океана.

«Кабальный» договор с «агрессивной» Россией пополняет украинский бюджет 2.5-3 млрд. $ ежегодно – и не грабительским кредитом, но солидной прибылью. Общие расходы на содержание гiдной ГТС оцениваются в 0.4-0.7 млрд. $ в год. Остальной валютный приход используется для дальнейшего продвижения решительных реформ и евроассоциированных надежд. Крупнейший источник бюджетного дохода хочется сохранить, но условия для владельца углеводородного товара выдвигаются заведомо неприемлемые.

Новые-старые руководители «Нафтогаза» желают гарантированный транзитный объём 60-90 млрд. м3 как минимум на 10 лет, пересмотра тарифов на прокачку (в том числе задним числом, до 2009 года!) и многомиллиардных репараций с «Газпрома». Конструктивностью позиция не отличается и сопровождается любопытными признаниями её авторов:

«В случае прекращения транзита украинская экономика потеряет 3-4 % ВВП, возникнет дефицит газа у наших потребителей, пропадёт интерес Европы к нашей ГТС…»

«Мы ждём от «Газпрома» компенсации разности между стоимостью европейского, реверсного газа и ценой топлива согласно контракту с российским ПАО…»

С ноября 2015, почти четыре года, «Нафтогаз» закупает только реверсный газ. Сотни публикаций и заявлений описывали его коммерческую привлекательность, общественную значимость и политическую безупречность. Теперь выясняется «разница в стоимости размером сотни миллионов в год» и грядущий дефицит газа на Украине в случае реального реверса. Так стоит ли блефовать с очевидно скверными картами и заведомо провальным раскладом?

Предложения российской стороны сформулированы давно и в очередной раз озвучены на встрече Президента России с руководством «Газпрома». Предложения состоят в отказе от взаимных претензий в арбитражах и судах. Предусматривают скидку на газ 25 % в случае прямых закупок Украиной российского газа. Гарантируют транзит в размере 20-30 млрд. м3 на срок 1-2 года.

Пока полностью не заработают «Северный» и «Турецкие» потоки, что отнюдь не ставит крест на украинской ГТС! Европейские газовые потребности растут, европейская добыча падает, а сжиженная альтернатива всё чаще отгружается с российских терминалов.

Уроки тонкой игры на энергетическом поле можно брать у европейских мэтров, фактически в режиме онлайн.

11 сентября 2019 года суд ЕС с отважным пафосом запретил «Газпрому» полностью загружать трубопровод OPAL – сухопутную магистраль по доставке газа с Cеверной Германии в Центральную Европу. Отвергнув аргументы Еврокомиссии (!) и федерального немецкого регулятора (!!) о важности и нужности таковой загрузки.

Польские истцы радуются долгожданному вердикту – крайне своевременному и по сути далёкому от запретов.

Хотя «Газпром» и снизил поставки газа по OPAL, увеличив их по другому трубопроводу NEL, ПАО обладает всеми возможностями и далее использовать OPAL для прокачки прежнего количества топлива, пусть с меньшим финансовым эффектом. Лоббистами полного заполнения газопровода выступали именно Еврокомиссия и сетевое агентство ФРГ. Частичная загрузка OPAL приводила к росту оптовых цен на природный газ в Южной Германии и в Центральной Европе. Особенно во время зимних холодов – что было замечено ещё в 2015 году и с 2016 года исправлено. При хозяйственно-погодной необходимости в этом и в последующих годах всё придётся возвращать в прежний режим.

Европейский суд набросился на свой же сухопутный газопровод, дабы вывести из-под удара американских санкций морские газопроводы – источники энергетической безопасности и коммерческой успешности «Европы первых скоростей». Пятое колесо в европейской телеге лупит кувалдой по собственной ГТС, ожидая превращения ветхой системы в скатерть-самобранку и золотой ключик одновременно.

Хотя разумнее продлить транзитный функционал на год-другой и приготовиться к исчезновению газового транзита по-настоящему – рачительно используя последние миллиарды.

ПОДЕЛИТЬСЯ: