Фукусима: радиоактивные инвестиции в океан

Ёмкости с радиоактивной водой около Фукусимы

Между двумя крупнейшими авариями на гражданских атомных объектах – четверть века эпохальных изменений в геополитике, энергетике, технологиях и даже в общественно-нравственных ориентирах «продвинутого» человечества. Редкими константами выступают элементы информационно-радиоактивных войн – точнее, их традиционная и потрясающе живучая ангажированность.

Чернобыльская трагедия случилась в апреле 1986 и получила всемирную огласку. Безопасно удалённая от Восточной Европы страна Восходящего солнца следила за атомными новостями с огромным вниманием. Что вполне объяснимо после бомбардировок Хиросимы и Нагасаки наилучшими союзниками Японии, после ослепительных факелов «демократии и свободы» мощностью более 20 килотонн каждый. Были и другие причины, зримые и ощутимые для каждого японца не только с исторической точки зрения.

В середине 80-х годов прошлого века японская атомная энергетика бурно развивалась и обладала статусом стратегического государственного приоритета. Собственных энергетических ресурсов у Японии нет, мирный атом покрывал их дефицит и позволял уверенно смотреть в грядущее. Количество промышленных реакторов достигло 38, ещё полтора десятка строилось. Осторожные опасения о высокой сейсмической активности, о дислокации многих японских АЭС на океанском побережье благополучно игнорировались – как правительством, так и общественностью.

Весной и летом 1986 года японская пресса строчила критическими очередями по восточному соседу, достаточно воспроизвести заголовки отдельных статей:

«Значительная часть европейского СССР превратилась в радиоактивную пустыню»

«Армия и КГБ принуждают сотни тысяч гражданских лиц ликвидировать последствия аварии»

«Подлинное положение в Чернобыле скрывается советскими властями»

«Технически и цивилизационно отсталые нации не должны иметь доступа к ядерным технологиям»

«В Японии подобная катастрофа принципиально невозможна»

Принципиально невозможная катастрофа произошла 11 марта 2011 года – спустя четверть века после чернобыльской, во время мощного цунами.

К которому цивилизационно и технологически развитые атомщики и чиновники Японии оказались абсолютно не готовы.

Японские власти и руководство станции несколько дней скрывали масштаб аварии – вполне возможно, что искренне, ибо суть происходящего попросту не осознавалась. Туман неведения гораздо хуже бюрократической цензуры, если бюрократы профессиональны по основному виду деятельности. Ликвидаторы Фукусимы брели во мгле несколько дней. Пока не прогремели взрывы на всех трёх работавших реакторах АЭС – в отличие от одного чернобыльского.

Впоследствии стало известно, что конструкция и управление станцией содержали вопиющие просчёты. Например, при аварийном отключении электропитания блокировались механизмы аварийного охлаждения реакторов, вместе с данными контрольно-измерительных приборов. Вышибные панели машинных залов, предназначенные для взрывобезопасности, были дополнительно укреплены и не вышибались.

Для планирования аварийных работ потребовался доступ к бумажной документации – не в советском Чернобыле-1986, но в постиндустриальной Японии-2011! Однако инструкции строго запрещали проход в административные здания Фукусимы при… цунами и землетрясениях. Пробравшись в офис, при свете карманных фонариков персонал… штудировал инструкции о ЧП – отличное занятие в экстремальной ситуации! Особенно при отсутствии грамотных ответов…

Изучение официальных отчётов о фукусимской трагедии изумляет повторением термина «случайно». Электричество в центральный зал управления удалось кратковременно подать с помощью случайно найденного генератора. Единственную пожарную машину из трёх сумели завести случайно. Давление в реакторе 1 случайно снизилось в десять раз (что свидетельствует о разрушении прочного корпуса!), но совершенно случайно показаниям оживших приборов не придали должного значения.

АЭС Фукусима разработана, реализована и обслуживалась компаниями General Electric, Toshiba, Hitachi. Станция архитектурно реализована компанией Ebasco, строительно воплощена компанией Kajima.

Через 18 часов после удара стихии руководство АЭС лично пообещало премьер-министру Японии «разобраться с последствиями и при необходимости сформировать отряд смертников».

В 1986 сотни тысяч гражданских лиц участвовали в ликвидации разрушительных последствий – вполне добровольно и самоотверженно. Практически все завалы и прочие тяжёлые работы пришлось выполнять руками либо посредством простейших механизмов.

Эвакуация людей из ближайших населённых пунктов началась утром 12 марта 2011 года, хотя радиационное заражение местности было установлено ещё накануне вечером. Для охлаждения реакторов активно использовалась морская вода, ставшая проклятием в ближайшей перспективе.

Радиоактивную воду собирают на Фукусиме с весны 2011 года. За восемь лет проблема её дезактивации не решена, всё складируют под открытым небом – словно отчитываясь перед ним же.

К осени 2019 уровень накопленной в цистернах радиации превысил 100 млн. кюри.

Вокруг японской АЭС стоят тысячи ёмкостей с миллионом тонн заражённой воды, которую теперь планируется… вылить в океан, разбавив до «безопасной концентрации»! Вопреки обоснованному беспокойству всех японских соседей – даже обе Кореи по данному вопросу проявляют редкую солидарность.

Идею «Концы в воду!» выдвинул министр окружающей среды японского правительства. Судя по всему – выдвинул задним числом. Ядерные сливы уже осуществляются страной Восходящего солнца, либо как минимум не ведётся бесполезный водный сбор. Осталось узаконить сброс радиоактивных отходов и цивилизационно-технологически продвинуть подальше от японских берегов.

Прецеденты имеются опять же на Фукусиме. При отселении гражданских лиц от аварийной АЭС порог «безопасной» радиации повышен японским регулятором в 25 (!) раз – что позволило кратно уменьшить расходы на отселение.

Весной с.г. объёмы накопленной фукусимской воды оценивались в 1.37 млн. тонн. В сентябре же их вдруг стало «более миллиона тонн». Никаких проектов по дополнительному прогону влаги через дезактивирующие устройства, по выпариванию воды и захоронению сухих «фонящих» остатков, по закачиванию в герметичные карстовые пещеры и т.п. в Японии не планируется. Даже новых цистерн на аварийную станцию не подаётся – официально воду откачивают сотнями тонн ежедневно! Сбросим два Чернобыля в океан – он же большой и Тихий, он переварит?

Тогда не пора ли прекратить истерику о советских и российских катастрофах? Одна давно ликвидирована, вторая (в Архангельской области прошлым месяцем) не фиксируется даже самым чутким счётчиком. Но спекуляции на гибели пяти сотрудников «Росатома» продолжаются – а водо-водный могильник в Тихом океане замалчивается и не особо беспокоит даже хронически взбудораженный Greenpeace.