Французская атомная энергетика: развивать нельзя запретить

Фотоколлаж

«Энергетическая независимость бесценна»
Генерал Ш. де Голль, президент Франции 1959-1969 гг.

Французская энергетика серьёзно отличается от соседской, в не менее развитых странах. Само открытие и изучение радиоактивности связано с деятельностью французских учёных – Анри Беккереля и супругов Кюри. В 50-х годах прошлого века Пятая республика запустила государственные атомные программы (военную и гражданскую) одновременно. В 60-х заработали первые промышленные реакторы. Приоритет атомной генерации был задан ещё при де Голле и утвердился во время нефтяного кризиса 1973 года.

С тех пор удельный вес французских АЭС составляет рекордные 70-75% в энергетическом комплексе страны. Если учесть второе место гидроэлектростанций и обязательные для ЕС упражнения с ветро- и фотовольтаикой, то Франция уже достигла минимальной углеродной нейтральности! В отличие от Германии, которая сжигает десятки миллионов угольных тонн ежегодно, растянув декарбонизацию на два десятилетия.

Гораздо раньше (до конца 2022 года) лидер Евросоюза намерен остановить все свои АЭС. У близлежащих Италии и Испании реакторов не было никогда. У густонаселённых Бельгии и Нидерландов, у Швейцарии, Люксембурга и даже Великобритании имеется потребность во французских мегаваттах.

Франция занимает первое место в мире по экспорту электричества, первая освоила производство MOX-топлива как средства утилизации большинства ядерных отходов. Франция обеспечивает полный комплекс сложнейших атомных услуг и сравнительно низкую себестоимость электроэнергии – в среднем вдвое меньше, чем в ФРГ. Франция никогда не сталкивалась с масштабными авариями и не обесточивала свои регионы под любым благовидным предлогом, от студенческих бунтов до погодных капризов.

Французские реакторы общим числом 58 отличаются высокой степенью стандартизации, их всего три типа. Французская атомная энергетика централизована и на 85% принадлежит государству. Нет никаких объективных оснований для её запрета или ограничения – напротив, «зелёные» эксперименты других стран ЕС повышают значимость французских атомных мощностей уже до континентального уровня.

Официальный Париж прекрасно понимает новые возможности балансировки и экспорта энергии. Своеобразными точками бифуркации энергетической политики Парижа стали четыре события:

  • В 2015 году Национальное собрание и Сенат Пятой республики постановили сократить долю ядерной энергии с 70 до 50% национального энергобаланса в течение 10 лет. За половину отпущенного срока сделано меньше, чем ничего – французские АЭС генерируют 71%.
  • В марте 2019 года Европарламент решил исключить атомную отрасль из списка «благостных» генераций – оставив только ветряки и панельки!
  • Летом 2019 французское правительство вступилось за свою и европейскую энергонезависимость: «Атомной энергетике необходимо сохранить свое место в европейском проекте, особенно в контексте борьбы против глобального потепления».
  • В декабре минувшего года отраслевой монополист Electricite de France получил правительственное поручение – начать строительство сразу шести новых реакторов мощностью 1.600 МВт каждый. Во всей Европе возводится меньше атомных блоков АЭС – ставка Парижа на развитие ядерной энергии была и остаётся решительной, но пока не сыграла.

Фактически французское правительство отбросило решение своего же парламента – принятое в том же году, что и знаменитое климатическое соглашение. И пошло наперекор новомодным «зелёным» тенденциям – надеяться на лучшее, зарываясь в песок убыточно-ущербных проектов.

Когда оппонент видит только отрицательную сторону процесса, ему трудно услышать доводы стороны французской. Ему неинтересны преимущества имеющихся и будущих АЭС – непрерывность и предсказуемость генерации, выработку ядерных отходов вместо выбросов двуокиси углерода, высокие КПД и рентабельность.

Под давлением брюссельских бюрократов, берлинских властей, международных и собственных эко-активистов Electricite de France отложила возведение шести энергоблоков. Пока на два года, с рекомендацией ЕС «изучить возможность перехода на чистую генерацию».

При этом рекомендатели прекрасно понимают критичную зависимость нескольких стран Евросоюза от французских АЭС, намекая гордым галлам на финансовую сдержанность. Мы тут «правильную» энергию спонсируем, а вы зарабатываете на экспорте мегаватт более 3 млрд. € в год. Нехорошо, делиться надо, а не думать о цепных реакциях с меркантильным прицелом…

Спор между Парижем и Брюсселем далёк от завершения. Аргументы еврочиновников позволяют расширить ёмкую характеристику Эммануэля Макрона «организм НАТО лишён мозга» на верхушку бюрократии Старого Света и на лидеров «зелёного» движения.

ПОДЕЛИТЬСЯ: