Франция и свобода сетевого слова

Французская полиция

23 марта нынешнего года Франция вновь стала мишенью корпускулярного терроризма. Сложные схемы изощрённого злодейства (захват самолётов для тарана небоскрёбов, групповые атаки смертников на столичные театры и т.п.) остались в прошлом. Подобные методы требуют длительной подготовки, щедрого финансирования, тщательного технического обеспечения и мегапрофессиональной конспирации.
Самое главное – паутина масштабного заговора нуждается в значительном числе мотивированных и разностороннее подготовленных исполнителей, с гуманностью арахнидов и способностями суперменов.

Более 80 лет назад весьма нелюбимый либеральной общественностью революционный, политический, государственный, военный и партийный деятель решительно заявил: «Кадры решают всё».
Хлёсткий лозунг относился к абсолютно иной исторической эпохе и к совершенно другим насущным задачам, нежели борьба с современным терроризмом.

Но этот лозунг парадоксальным образом актуален и в 2018 году. Для организаторов терактов, для компетентных силовых структур, для атакованного государства и для всего общества в террористическом прицеле. Внезапно пробудившийся радикальный маньяк с убийственной жестокостью и суицидальной жертвенностью – огромная удача для первых и колоссальная проблема для всех остальных.

23 марта 2018 года в южном французском департаменте Од «проснулся» один из агентов черного халифата. Хроника его преступных действий такова:

— Выход из дома с носимым арсеналом – нож, пистолет, гранаты.
Очевидно качественное оружейное оснащение террориста и серьёзный промах правоохранительных органов. Во Франции довольно жёсткое регулирование оборота огнестрельного оружия и тем более гранат, преступник находился под наблюдением полиции как потенциально опасный элемент. Однако его комплексного вооружения в обход закона и собственной слежки силовики не заметили.

— Нападение на легковой автомобиль в городе Каркассон (35 тыс. жителей) уже на пятой минуте джихад-прогулки. Убийство пассажира, тяжёлое ранение водителя, контроль над транспортным средством, движение в соседний мелкий городок Треб (6 тыс. жителей). Стрельба по замеченным на улице безоружным сотрудникам полиции, один из них ранен в плечо.
Очевидно отсутствие террористического плана как такового и психическая неуравновешенность преступника. Будь у сотрудников местного спецназа штатное оружие (именно по ним стрелял террорист из автомобиля), фанатик был бы уничтожен ответным огнём на поражение. Однако во Франции – впрочем, как и во всех других цивилизованных странах – не практикуются утренние пробежки спецназовцев по городским улицам с пистолетами-винтовками наперевес.

— Прибытие в город Треб и захват фактически единственного возможного объекта с заложниками – местного супермаркета. Убийство работника магазина и одного из посетителей сразу же при входе в магазин. Жестокое, но действенное средство для контроля над остальными двумя десятками несчастных людей. Выдвижение требований об освобождении организатора терактов в Брюсселе двухлетней давности, о прекращении сирийской войны, об уходе в отставку Б. Асада, о вводе шариатской судебно-управленческой системы во Франции и т.д.
Очевидна невозможность выполнения любого из требований и обречённость всей затеи. На момент формулировки бредового ультиматума преступник уже убил трёх невинных граждан и мог шантажировать французские власти разве что убийством остальных заложников.

А вот дальше… дальше героизм и подлость идут рука об руку. К огромному сожалению, герои зачастую оказываются в морге, а подлецы продолжают никчёмное существование и отравляют окружающую среду.

К блокированному супермаркету в провинциальном французском городке Треб пребывают силовики, жандармерия, спецназ, на этот раз оснащённые и вооружённые до зубов. По всей округе объявлена тревога в школах, туристам рекомендуют не покидать отелей, удвоены и утроены патрули, подняты по тревоге армейские части. Любой грабитель, хулиган или шутник рискует нарваться на автоматную очередь без предупреждения. К эпицентру инцидента привозят близких родственников убийцы, ведутся сложные и нервные переговоры.

Полковник Арно Бельтрам убеждает террориста отпустить всех (!) заложников в обмен на самого себя. Настоящего полковника французских сил специальных операций, вооружённого только словом и выдержкой.
Процесс обмена удаётся. Заложники спасены, 12 из них ранены, все без исключения шокированы. Переговоры с террористом один на один продолжаются три часа. Уговоры о капитуляции безрезультатны. Судя по полицейским рапортам, полковник недооценил умения преступника обращаться с холодным оружием, сконцентрировался на его пистолете и взрывных устройствах.
Полицейский снайпер ликвидирует террориста с минимальным, но фатальным запозданием. Полковник Арно Бельтрам получает ранения, несовместимые с жизнью.

Один из мелких французских политиков левацкого толка оценивает самопожертвование А. Бельтрама ради спасения десятков французских граждан следующим образом:

«Каждый раз, когда застрелят полицейского… – это прекрасно, тем более полковника! Кроме прочего это означает, что на одного избирателя Э. Макрона стало меньше…»

Оценка сделана публичным образом и размещена в Twitter’e подлеца.
На следующий день оценщик арестован. Ему грозит штраф до 100.000 € и до семи лет тюремного заключения. Его выгнали из партии во время полицейского стука в дверь. Его материальное положение подорвано, политическая карьера закончена и началась карьера уголовного изгоя.

За несколько строчек оценочного суждения, да.
За высказывание гражданской позиции, да.
За критику действующей власти, если угодно.
В стране, где появились всемирно известные лозунги Liberte, Egalite, Fraternite и продолжается активность террористических молекул. Ибо сетевые мерзавцы не заслуживают Свободы, Равенства и Братства. И вместо штрафа с комфортабельной тюрьмой достойны принудительной депортации в террористические анклавы, раз деятельность джихадистов так их восхищает. С такими политическими кадрами и враги не нужны.