Exit для апологетов Brexit

Великобритания, Лондон, Вестминстерский дворец, два лозунга: Остаться - Уйти

Два года назад жители Великобритании проголосовали за выход королевства из Европейского Союза. Проголосовали минимальным большинством – 17.4 млн. против 16.1 млн. активных граждан. Референдум отличился рекордной 73 % явкой и обескураживающим результатом подсчёта голосов. Один из крупнейших доноров Евросоюза спустя 120 лет вернулся к политике «блестящей изоляции». Избиратели Шотландии, Северной Ирландии и британской столицы Brexit не одобрили.

Два года назад противоречивый политический блок респектабельных консерваторов и популистов из Партии независимости добился ошеломительного электорального успеха. Столь же разителен разрыв между рекламой «Нам с ЕС не по пути!» и обилию кочек/ухабов/колдобин уже при переходе на альтернативный маршрут. Под гнётом эффектов внезапной победы оба триумфатора буквально развалились на куски – чего сами желали Евросоюзу.

Партия независимости Соединённого Королевства (UKIP) утратила смысл существования, т.к. «независимость» подразумевалась от ЕС. Референдум 27.06.2016 подвёл черту и поставил крест на UKIP. Если за год до плебисцита на очередных выборах партию поддержало 3.8 млн. человек, то минувшим летом это число сократилось до 0.6 млн. То есть снизилось в шесть с половиной раз всего за два года! За те же два года сменилось четыре партийных лидера, предпоследний покинул пост после грязного расистско-религиозного скандала.
«Третья сила» британской внутренней политики ныне совершенно бессильна, потеряла симпатии во всех слоях общества, распрощалась с перспективами создания парламентской фракции и правительственного участия.

Консерваторы монополизировали реализацию Brexit и проиграли вопреки картельной выгоде. До расставания с Евросоюзом остаётся всего девять месяцев, но едва ли данный срок будет плодотворным. Раз уж три года напряжённых дискуссий с Брюсселем (они начались весной 2015) привели к громким лондонским отставкам и к надвигающемуся хаосу развода «по-плохому».

Свежесогласованный план «Good Bye, EU!» подвергли жёсткой критике два ключевых министра – иностранных дел и по выходу из ЕС. Министры вышли из правительства, поглядывая на корабль с Т. Мэй на капитанском мостике, словно на обречённый Титаник.

Свои должности покинули знаменитый лохматым эпатажем Б. Джонсон и малоизвестный ветеран бюрократических сражений Д. Дэвис. Ввиду невозможности расставания с Евросоюзом «малой кровью» и в заботе о личной карьере. Обрисованная ими дилемма такова:

Либо Великобритания будет рвать связи с ЕС по-живому и добьётся подлинной независимости от Евросоюза путём больших потерь. Со спадом ВВП на 10-15 %, с ростом безработицы на сотни тысяч человек, с разрывом налаженных торгово-промышленных связей, с утратой весомой доли инструментов для международных финансовых махинаций. Что приведёт наследников великих тори на ту же политическую помойку, где понемногу обживается UKIP.

Либо британское правительство капитулирует перед мягким (но спокойным и настойчивым!) давлением еврочиновников. Полностью изменив содержание и цели Brexit. Великобритания покинет Евросоюз, но будет обязана следовать его нормативным указаниям по юридическим, миграционным, трудовым, торговым, социальным и десяткам других стратегически важных вопросов. Ради сохранения британской экономики, торговли и общественного спокойствия.
При этом никакого влияния на центральные органы ЕС у Лондона не будет – собственно, как и представительства в этих органах. Британские консерваторы уже согласились на выплату Брюсселю 46 миллиардов евро за право выхода – хотя насмешливо реагировали на саму вероятность выкупа, агитируя за островную самостоятельность несколькими годами раньше.

Отсюда возникает резонный вопрос: «Зачем нужен такой Brexit?»
Ответ дан председателем Европейского совета в день отставки двух королевских министров. Д. Туск выразился с философской глубиной и с прозрачным намёком:

«Политики приходят и уходят, но созданные ими проблемы остаются. Очень жаль, что Brexit не ушёл вместе с Дэвисом и Джонсоном. Хотя… кто знает?»

Чиновники Евросоюза умиротворённо наблюдают, как правительство Её Величества запуталось в собственных «красных линиях», в недавних политических заверениях и в экономических реалиях.

Британскому кабинету нужен таможенный союз с ЕС, единый рынок товаров и услуг, свободное перемещение между границами Ирландии и Северной Ирландии и другие выгоды европейской интеграции.

Однако властям королевства не нужны миграционные потоки, верховная юрисдикция европейского суда, спад промышленного производства, полноценная граница Северной Ирландии с остальной Великобританией и другие издержки «независимости от Европы».

Согласование диаметрально противоположных позиций невозможно. Для понимания данного факта потребовалось три года напряжённых дискуссий. Участники евроразводного процесса пытаются выработать компромисс – который выхолащивает идею референдума двухлетней давности. По сути, издеваясь над итогами народного волеизъявления в стране c 800-летней историей парламентаризма.

Кто знает, не будут ли инициаторами нового нейтрализующего референдума отставные британские министры – поднаторевшие в политической клоунаде и в подмене базовых логических понятий.
Аннулирование Brexit решает множество проблем для всех политических сил Великобритании. Нечто похожее случилось с греческим референдумом 2015 года по вопросу «финансовой независимости от ЕС и МВФ». Результаты плебисцита проигнорированы греческим правительством целиком и полностью. Кредитная зависимость Греции от ЕС и МВФ с тех пор лишь усилилась.

Британским консерваторам необходимо красиво оформить разворот своей принципиальности на 180˚, назначить виновников ложного пути и провести отвлекающие манёвры. С последней миссией готова справиться лаборатория в знаменитом химической безопасностью местечке «Портон Даун».