ЕС: финансовое отлучение «младоевропейцев»

Фотоколлаж

Девятый вал расширения ЕС «смыл» в организацию сразу десять стран. Это произошло в 2004 году, когда Евросоюз единовременно прирос Латвией, Литвой, Эстонией, Мальтой и Кипром. А также Польшей, Венгрией, Чехией, Словакией и Словенией. Ещё через три года до интеграции добрались Румыния с Болгарией, завершился расширительный процесс Хорватией в 2013. Следующий этап евроэкспансии запланирован не ранее 2025 года и только на Балканах.
Если ЕС сможет преодолеть Brexit – беспрецедентный выход из собственных рядов крупного и успешного государства – а также фронду младоевропейцев.

Говоря откровенно, последнее равноправное расширение Евросоюза состоялось в далёком 1995 году и затронуло всего три страны. Вряд ли есть сомнения в позитивном значении вхождения Австрии, Швеции и Финляндии. Сомнения – удел XXI века, доля Европы «разных скоростей», наследницы однополярных иллюзий и несостоявшегося «конца истории».

Рекордное по масштабам и последствиям расширение Евросоюза базировалось на принципах консолидации, то есть помощи состоятельных европейских регионов не столь благополучным участникам союза. На подготовку «мягкого разрастания» ЕС израсходованы колоссальные средства. Например, с 1988 по 2004 гг. они составили 500 млрд. $, официально ассигнованных для нужд Восточной, Центральной и Южной Европе. Факт оседания львиной доли этих миллиардов в западноевропейских банках – специфика либерального и безальтернативного расширения ЕС.

Однако в процессе помощи многочисленным членам организация экономического сотрудничества мутировала в наднациональное политическое объединение. С нарастающим диктатом «старой» Европы перспективным новобранцам в своём составе. И критическим дефицитом инструментов политического подчинения периферии центру. Как блистательно доказал И. Ньютон за сотни лет до Brexit, «Любое действие вызывает равное по силе противодействие». Чем больше диктовали Брюссель, Берлин и Париж, тем реже брали под козырёк в Варшаве, Праге, Будапеште, а с недавних пор – и в прибалтийских столицах.
Евробюрократы исчерпали средства убеждения восточных стран ЕС и приступили к наказанию строптивцев лишением финансовых средств.

Фонды структурного развития Евросоюза обеспечивают поступления к востоку от Одера-Нейсе в следующих объемах:

  • Польша получает свыше 13 млрд. € в год;
  • Венгрия – более 5.5 млрд. €;
  • Чехия – около 4.5 млрд. €;
  • Словакия – порядка 3.7 млрд. €;
  • Литва, Латвия и Эстония – более миллиарда евро каждой;

По сути, весь экономический рост Польши, Венгрии, Чехии, Словакии или Литвы за последние 10-12 лет обеспечен денежными «дарами» ЕС. А сам рост во многом базируется на ожидании будущих поступлений. Но с 2020 года касса брюссельско-берлинской щедрости иссякает. Как и все бюрократические проекты Старого Света, закрытие финансовых шлюзов продвигалось медленно, со скрипом, с паузами и всё же неумолимо.

Примечательно заявление французского министра по европейским делам в адрес полутора десятков (большинства!) стран ЕС:

«Абсолютно недопустимо, когда страны Евросоюза используют деньги из нашего общего бюджета на свои цели и проводят национальную политику, несовместимую с нашими принципами…»

Глава МИД Германии столь же категоричен:

«Соблюдение базовых ценностей ЕС – непременное условие оказания финансовой помощи… в нынешних условиях невозможно инвестировать новые средства Евросоюза в восточноевропейскую экономику…»

Аналогична позиция правительств Нидерландов, Люксембурга и других состоятельных старожилов ЕС.
Еврокомиссия намерена оперативно выполнить указания старших товарищей. Дополнительно мотивируя нынешний этап скупости прекращением британского взноса на общие нужды ЕС, объёмом 15 млрд. € в год – 10% всего бюджета политико-экономической организации.

Разумеется, выпадающие средства придётся компенсировать оставшимся странам – но среди них не так много стран-доноров. Влияние финансово полнокровных Германии и Франции в Евросоюзе продолжает расти. Предложения Берлина и Парижа восточноевропейским столицам выдержаны в таком духе, что их невозможно принять без утраты власти принимающими сторонами. Доноры готовы продолжить формирование 60-миллиардных (!) структурных фондов ЕС в случае выполнения «младоевропейцами» следующих условий:

  • Ретивое участие в программах квотированного распределения беженцев, речь идёт о десятках тысяч нежелательных для Восточной Европы лиц;
  • Сокращение потока трудовых мигрантов в заслуженные страны ЕС из стран менее заслуженных;
  • Меры по борьбе с демпингом на западноевропейском рынке труда;
  • Учёт не только вашингтонского, но и брюссельского мнения в вопросах внешней политики, борьбы с российской «агрессией», славословия санкционных заблуждений;
  • Корректировка отношения к инфраструктурными проектам, важным для «старой» Европы;
  • Проведение внутренней политики в соответствии с генеральной линией Брюсселя/Берлина/Парижа.

Очевидно, что подобные предложения будут отвергнуты большинством акцепторов финансовой помощи ЕС. Сокращение структурных вливаний в Европу «второй» скорости фактически решено. Подтягивание отстающих стран ЕС до развито-усредненного уровня потеряло актуальность не только реальную, но и декларативную.
Разрыв между старослужащими Евросоюза и новобранцами продолжит расширяться, что может привести к неуставным взаимоотношениям, падению континентальной дисциплины и новым самовольным отлучкам по образцу Brexit.