Эстонское территориальное отрезвление

Премьер-министр Эстонии Юри Ратас

Премьер-министр Эстонии дезавуировал агрессивные высказывания своих коллег по властной коалиции. Без лишней спешки, всего-то через 6, 10 и 12 месяцев после означенных заявлений. Весной и осенью 2019 года глава эстонского МВД, спикер эстонского парламента и одна из правящих партий выдвинули территориальные претензии к Российской Федерации. Список «потерь» состоял из Ивангорода, некоторых районов Псковской и Ленинградской областей.

Консервативные фантазёры EKRE призывали возродить юридически и фактически ничтожный Тартусский договор 1920 года, отказавшись от российско-эстонского договора 2014 года. Новое соглашение «закрепляет утраченные эстонские земли за РФ» и потому неприемлемо для иллюзорных «патриотов»…

В марте 2020, аккурат к вековому юбилею договора в Тарту, эстонские власти проявили трезвость в территориальном вопросе. Глава правительства заявил об этом официально:

«У Эстонии нет территориальных претензий к России, нам необходимо пограничное соглашение в согласованной с РФ редакции 2014 года…»

Возвращение в геополитическую и добрососедскую реальность можно всячески приветствовать. Как справедливо заявил в марте 2020 президент Сирии Башар Асад, «иметь скверные отношения с соседними государствами противоестественно».

Истинные причины отказа Таллина от антироссийских деклараций достаточно тривиальны:

  • Период санкций ЕС против РФ (и ответных рестрикций) вошёл в новую фазу – именно декларативную. По медийным соображениям отменять «наказания за Крым, Сирию, права человека» и т.п. еврочиновники не могут, но и нести подлинный ущерб не хотят. Поэтому формально санкции сохраняются – фактически товарообмену, инвестициям и т.д. не препятствуют;
  • Период дотаций новобранцев ЕС брюссельскими институтами также обновился. В семилетке 2021-2027 гг. дотаций станет ощутимо меньше, на 15-35%. Придётся опираться на собственные силы, а не на мощный союз равноправных республик, как в годы советской власти;
  • Период транзита российских грузов через прибалтийские порты (и через единственный значимый эстонский порт) заканчивается. Многопрофильные комплексы логистики в Усть-Луге и Выборге вышли на проектную мощность. Проводя системную антироссийскую политику, чествуя коричневых «героев» прошлого и натовские контингенты в настоящем, нельзя рассчитывать на стабильность транзитных доходов российского происхождения. Ибо есть такие науки – «География» и «Экономика» – которые других транзитёров Эстонии не предлагают…
  • Период отчислений в американский бюджет «2% ВВП на оборону!» представляется довольно продолжительным, тут стабильность налицо. Сборы в MAGA-кассу независимы от конкретного персонажа в Белом доме, от снижения евродотаций, от падения реального производства, транзитных доходов и пр.

Вы же без пяти минут жертва российской агрессии! Торг здесь неуместен, делайте взносы…

Кроме того, из всех европейских стран максимальное влияние на Эстонию оказывает северный сосед. В Финляндии работают десятки тысяч эстонцев, финские менталитет и лингвистика схожи с эстонскими, благополучие Суоми – образец для эстонского подражания.

В феврале и марте 2020 года прошли интенсивные политические консультации между Россией и Финляндией на уровне глав МИД, отношения же экономические никогда не прерывались. В Финляндии строится российская АЭС, поставляется российский газ без реверсных выкрутасов, действует приграничный и корпоративный товарообмен – вплоть до расчистки финских железных дорог от снежных завалов специализированными поездами РЖД.

Только представьте истерику от появления такого «шпионского монстра» на стратегических ж/д Прибалтики, ведущих в бесполезный тупик.

В марте же 2020 года опубликован проект создания особой экономической зоны – включающий юго-восток Финляндии и всю Ленинградскую область РФ. Безвизовый туристический режим для граждан ЕС в этой области действует уже полгода. Теперь появилась перспектива ещё более свободного перемещения людей, товаров и услуг на региональном рынке из 12 миллионов потребителей. Запуск пилотных проектов в области законодательства и торговли ожидается уже к лету.

Для миллионной Эстонии, прямо граничащей с особой экономической зоной, выпал шанс решить проблемы вышеописанных периодов. Отказ от территориальных претензий к РФ – первый обязательный шаг на этом перспективном пути. Впрочем, даже этот шаг только готовится.

Высказывания премьер-министра не имеют юридической силы. Ратификация эстонским парламентом договора 2014 года станет подлинным подтверждением соседского отрезвления.

ПОДЕЛИТЬСЯ: