Джибути: государство военных баз

Военнослужащий US Army в Джибути

Джибути – одно из небольших африканских государств с минимальным набором перспектив даже для Чёрного континента. Чрезвычайно засушливый климат и засоленные почвы. Отсутствие любых полезных ископаемых и промышленности как таковой. Низкий уровень развития человеческого потенциала и безработица среди половины трудоспособных граждан. Нищета, антисанитария, племенные и патриархальные традиции. Негативные последствия сразу двух гражданских войн (1979-1983, 1991-2001), происходивших между двумя крупнейшими народами. Ужасающие для XXI века условия жизни подавляющего большинства населения.

Младенческая смертность в Джибути превосходит показатели развитых стран в десятки раз. Доход на душу населения в десятки раз ниже и скромен даже по африканским меркам. До 65 лет доживает всего 3% жителей Джибути. Тем не менее, за 40 лет независимости население страны увеличилось вчетверо, с 250 до 950 тысяч человек. Но экономический рост не поспевает за демографическим. Импорт превышает экспорт в шесть раз, 1,038 млрд. и 0,142 млрд. $ соответственно. Вывозится крупный рогатый скот, рыба, шкуры и кофе, ввозится всё остальное. Внешний долг достиг 1,4 млрд. $, что сравнимо с годовым ВВП.
Джибутийский вариант демократии формально похож на французский, как и устройство государственного аппарата в бывшей французской колонии. При этом нынешний президент получил должность по наследству от родного дяди и собственного племянника к начальственному креслу пока не подготовил.

У Джибути есть преимущество внутренней стабильности и географического расположения в стратегически важном районе планеты. В непосредственной близости от бурного Ближнего Востока, от ещё более бурного Сомали, от затянувшейся и непредсказуемой войны в Йемене, от международных торговых путей через пролив Баб-эль-Мандеб. Государственный бюджет Джибути в основном наполняется за счёт транзита, налогов, сборов и товарооборота столичной гавани.

Правительство страны нашло оригинальный способ диверсификации доходов. Джибути предлагает свою территорию для размещения военных баз всем заинтересованным и серьёзным державам, ни с кем не конфликтуя, проявляя деловую хватку с долгосрочным прицелом. Правда, куда направлен этот прицел – на развитие страны, на личную офшорную гавань базовых инициаторов или на что-либо иное – пока неизвестно.

К 2018 году в миниатюрном Джибути (23 тыс. км2) уже размещены военные объекты:

  • Франции. На четырёх базах, две используются совместно с Испанией и ФРГ. Численность французского персонала около 3.000 военнослужащих, в том числе полубригада Иностранного легиона. Испанских и немецких военных в Джибути – около 100 от каждой страны.
  • США. На двух базах с 2001 года, одна из которых (Camp Lemonnier) вмещает крупнейший американский гарнизон в Африке. На соседней Chabelley Airfield базируются эскадрильи ударных и разведывательных беспилотников ВВС США. Численность военного персонала США достигает 4.000 человек, заявлено об их присутствии в Джибути как минимум до 2040 года.
  • Италии. В 2013 году построила совершенно новую базу в африканской стране – близ границы с Сомали, площадью 5 гектар, вместимостью 300 солдат и офицеров. Это первый полноценный опорный пункт Италии за пределами государственных границ после окончания Второй мировой войны. Использование пункта планируется до 2020 года, но едва ли новёхонькая база прослужит всего семь лет.
  • Китая. Торжественное открытие Поднебесной базы в Джибути состоялось 1 августа 2017 года, в новоотстроенном на китайские средства порту Doraleh. На ней размещено 2.000 военнослужащих НОАК, суммарная вместимость впятеро (!) больше. База способна принимать все корабли ВМФ КНР, за исключением авианосцев. Это первый военный объект, официально открытый за рубежом за всю многолетнюю историю Китая. На нём размещена бронетехника, но (в отличие от западных баз) пока нет авиации.
  • Японии. Страна Восходящего солнца присутствует в Джибути с 2009 года, здесь размещён авиаотряд из трёх патрульных самолётов и силы обеспечения из 200 военнослужащих. Для Японии это опять же единственный милитаристский объект вне пределов японской юрисдикции. Особенно впечатляет официальное отсутствие японской армии и столь же официальное наличие зарубежной военной базы в 9.000 км от метрополии.

Сейчас ведутся переговоры о размещении в Джибути военных объектов Индии, Турции и Саудовской Аравии – стран, ведущих активную внешнюю политику и финансово состоятельных для зарубежного военного присутствия.

Тысячи иностранных военных приносят африканской стране сотни миллионов долларов в год – на уровне государственных арендных платежей, обязательных и желательных инвестиций, в форме расходов состоятельного персонала, найма персонала местного для различных работ и т.п.
В то время как весь торговый экспорт Джибути равен 142 млн. $. – и это валовой сбор, но не чистая прибыль.

Соседи по базам активно противодействуют сомалийским пиратам, не взирая на их исчезновение ещё четыре года назад. Контролируют торговый трафик в проливе Баб-эль-Мандеб, которому четвёртый год ничто не угрожает. Шпионят друг за другом, что актуально во все времена и на всех военных объектах. А также вносят весомый вклад в финансово-экономическое развитие Джибути и гарантируют устойчивость политической системы маленькой республики.

Из 54 независимых африканских стран здесь минимальный риск государственного переворота и иностранного военного вторжения. Ибо свыше 10.000 элитных иностранных военных не допустят переворота своей устойчивости, а монополизировать военное присутствие ни одной державе уже не удастся. Эффективность же достигнутой выгоды зависит от разумного распределения военных доходов и от реализации «базовых» возможностей правительством Джибути.