Дно парадоксальных миражей

Президент Украины Владимир Зеленский, фотоколлаж

На излёте зимы 2020 года украинским президентом учреждён новый памятный день. То ли траурного праздника, то ли праздничной печали. День сопротивления оккупации Крыма назначен на 26 февраля, хотя куда уместнее сдвинуть дату на 30-е число данного месяца. Какое сопротивление, такая и датировка.

Февральские события 2014 года в Крыму хорошо изучены и продолжают раскрываться в новых подробностях. Радикально отличается интерпретация этих событий – действительно значимых и драматичных в новейшей истории. Даже отталкиваясь от официальной киевской трактовки (тут примечательно сближение позиций трёх «сопротивленцев» – Турчинова, Порошенко и Зеленского), получается любопытная картина абстрактной политической живописи.

«Оккупация» Крыма началась 20 февраля – когда в Симферополь вернулись бойцы крымского «Беркута», граждане Украины! Половина была ранена другими гражданами (украинскими, грузинскими и др.), двоих привезли хоронить. Всего с 18 по 20 февраля только в киевском центре было убито 13 сотрудников правоохранительных органов, расстрелы «протестующих» начались позже. Трусливый президент 4 сбежал, органы власти разбил паралич, «небесная сотня» вполне могла превратиться в тысячу из-за краха государственных институций.

Обошлось, кукловоды e-майдана быстро сориентировались и перехватили рычаги центрального управления. На местах получилось хуже – в Крыму и на Донбассе переворот не нашёл понимания как в обществе, так и среди государственных служб. Стоит напомнить численность украинских армейских подразделений, внутренних войск, прокуратуры, милиции и т.п. только на полуострове – более 30 тысяч человек! С ружьём, бронежилетом, а при необходимости – с ударным вертолётом и с тяжёлым танком.

В отличие от столичной драмы, организовать кровопролитие в Крыму не удалось. Организовались народные дружины и ополчение для пресечения провокаций. 26 февраля 2014 года «сопротивляться оккупации» крымчанами своего же полуострова вышло несколько тысяч националистов. Возле регионального парламента произошла потасовка безоружных граждан, двоих задавили насмерть.

Все части ВСУ, ВМСУ и прочие силовые структуры Украины отказались воевать со своим народом. Паническо-скомканный визит будущего roshen-президента показал подлинное отношение новых властей к Крыму и наоборот. Борьба за полуостров практически прекратилась уже на следующий день. Угрозы «поездами дружбы», терактами и диверсиями были не просто злобными, но бессильными и бесполезными.

Характерно отношение новых киевских властей к референдуму 16.03.2014. Пусть времени для «сопротивления» было мало, а достойных кадров и привлекательных доводов – ещё меньше.

Но как можно агитировать в противоположных направлениях?! Призывая бойкотировать плебисцит, обещать крымскую Ривьеру при голосовании за сохранение нынешних границ? Результат красноречив – 89% явки и 92% за воссоединение с Россией. Силовых экcцессов на полуострове с населением 2.5 млн. человек не было весь период, за исключением нескольких суицидальных рейдов агентов СБУ.

Были блокады «любимых» крымчан, а затем дончан и луганчан. Водная, транспортная, энергетическая, информационная, железнодорожная, продуктовая и прочие. То есть связи между полуостровом, мятежными областями и метропольной мачехой рвались по её инициативе, последовательно и целеустремлённо. За истекшие шесть лет Россией инвестировано в Крым больше, чем Украиной во все оставшиеся области за весь период незалежности.

Речь не только о финансовых потоках и новых объектах, от федеральных трасс до ТЭЦ. Три государственных языка утверждены в Крыму 17 марта 2014 года – на Украине до сих пор носятся с иллюзией моноязычия и фантомной невозможности мостовых переправ.

Дно «сопротивления оккупации» Крыма достигнуто давно, зачем учреждён день надрывных страданий?

Увязывая вопросы реинтеграции Донбасса и возвращения Крыма, киевская власть расписывается в невозможности и нежелании работать в направлении выхода из многолетнего кризиса. С официального одобрения Вашингтона – но в противоход европейским и своим же национальным интересам. Не говоря уже про «любимых» крымчан, дончан и луганчан.

Предвыборное обещание «Закончить войну, прекратив стрелять» могло быть искренним. Но практика повседневных дел показывает обратное. Фактический отказ от выполнения минских соглашений, мечты о репрессиях на Донбассе и сопротивлении в Крыму убедительно свидетельствуют: официальный Киев готов оставаться инструментом антироссийской политики США. Инструментом заскорузлым, расхлябанным и по большому счёту – одноразовым.

ПОДЕЛИТЬСЯ: