Дипломатичное расчленение йеменской войны

Житель Йемена у дома, разрушенного авиаударом саудовской коалиции

Иностранная вооружённая интервенция в Йемен началась 25 марта 2015 года. Под благовидным предлогом «восстановления полномочий законно избранного президента» и в исполнении мощной региональной державы. Хотя сбежавший в соседнее королевство президент был избран безальтернативно, срок его полномочий закончился ещё в 2014 году и Йемен уже давно сотрясала гражданская война с элементами племенного сепаратизма и религиозного экстремизма.

По всем теориям и практикам региональных конфликтов просаудовская коалиция должна была навести свой порядок в сопредельном квази-государстве за несколько месяцев. Силы сторон абсолютно несопоставимы. Мятежное хуситское движение «Ансар Алла» контролировало менее половины уже порядком разрушенной страны. Против хуситов выступали 60 (шестьдесят!) совершенно целых государств. Военные расходы одной Саудовской Аравии превышают совокупный объём всей йеменской экономики в полтора раза.

К марту 2015 года в Йемене не было сил ВВС, средств ПВО и РЭБ, военно-морского флота, бронетанковых частей, единой оборонной структуры, финансовых резервов и прочих очевидных слагаемых понятия «современная боеспособная армия».

Зато были целые провинции, захваченные местной запрещённой в РФ Аль-Каидой, подъём сепаратизма во второй столице Адене, открытая враждебность или настороженный нейтралитет всех соседних стран и слабая надежда на далёкий Иран. Религиозные воззрения хуситов созвучны иранским канонам. Но проецировать силу на столь значительном удалении, на столь сложном театре боевых действий, с шаткими шансами на успех, да еще под гнётом международных санкций ИРИ крайне затруднительно.

Интервенция в Йемене обещала стать не просто «маленькой победоносной войной» стратегов Эр-Рияда, но показательной демонстрацией «Кто на Аравийском полуострове хозяин».

Демонстрация затянулась на 3.5 года и зашла в военно-политический тупик. Она сопровождалась рейдами отрядов «Ансар Алла» на саудовскую территорию. Ракетными обстрелами саудовских городов – в том числе столицы! – одиночными и древними баллистическими снарядами хуситов. Массовой гибелью гражданских йеменцев под ударами саудовских ВВС. Заигрываниями интервентов с отъявленными террористами Аль-Каиды. Многочисленными свидетельствами трусости саудовских «вояк» в условиях реального боя и масштабным импортом солдат удачи для их замещения. Упорством сопротивления, нарастанием признаков гуманитарной катастрофы в западном и горном Йемене.

Специалисты ООН оценивают детскую смертность от голода в западном и горном Йемене за последние два года в 65.000 оборванных жизней.

С мая 2016 в центральной йеменской провинции Лахдж развёрнута база U.S. Army, до 20 ударных вертолётов и более 100 бойцов элитных спецподразделений для помощи нефтяному союзнику в «маленькой победоносной войне».

В июне 2017 Катар покинул стройные ряды йеменских «триумфаторов». Что стоит признать выдающимся достижением дипломатии эмирата – пусть и совершенным против воли Дохи, резким распоряжением главного коалиционера.

В декабре 2017 разразилась кровавая усобица между руководством «Ансар Алла» и влиятельным экс-президентом страны А. Салехом. На улицах столичной Саны развернулись танковые бои, количество убитых исчислялось сотнями, падение хуситов казалось очевидным и скорым.… Но скорой оказалась гибель патриарха йеменской политики, а война продолжилась с новым ожесточением.

В апреле 2018 войска ОАЭ высадились на йеменском острове Сокотра и объявили о намерении «гарантировать местную стабильность и безопасность». Серьёзно озадачив как островитян, так и международное сообщество заявлением прав на территориальную компенсацию участия ОАЭ в йеменском конфликте.

Летом 2018 года просаудовская коалиция приступила к штурму Ходейды – последнего крупного порта, остающегося в руках хуситов.

Захват Ходейды переводил войну в антипартизанскую миссию и позволял заявить о долгожданной победе. Радостные реляции множились и хуситы действительно отступали. Операцию нарекли «Золотой победой», в бинокли нажимающей коалиции уже виднелись портовые краны, уже перерезаны дороги между Ходейдой и Саной, финал военной авантюры был близок как никогда…

Всего одно убийство разрушило «Золотую победу», причём оно случилось за сотни километров от разрушенного Йемена. Посольская резня костяной пилой в начале октября с.г. форменным образом зарезала захват Ходейды и сокрушение мятежных хуситов. Расчленению подвергся не только одинокий журналист, но целая региональная война.

Под PR-влиянием «дела Хашогги» и в пылу американской внутриполитической борьбы Сенат США принял две резолюции.

Первая должна вскоре приобрести статус законодательного акта и постановляет вывести базу U.S. Army из йеменской провинции Лахдж и прекратить любую поддержку военных действий Саудовской Аравии в Йемене. Включая предоставление разведывательной и агентурной информации, снабжение оружием, боеприпасами и т.д.

Вторая единогласно возлагает вину за гибель журналиста на саудовского наследного принца – он же инициатор и организатор королевского вторжения в Йемен. Разделение законодательной и судебной власти в США имеет свою исключительную специфику.

Но и специфичные резолюции американских сенаторов куда более значимы, чем маниловские построения евродепутатов. Особенно для стран, критично зависимых от политической благосклонности и оружейных потоков из США. Словно предвосхищая американский уход из Йемена и тяжесть убийственных обвинений, в шведской столице заключено перемирие между йеменскими хуситами и сторонниками беглого президента (марионетками Эр-Рияда).

Ходейда объявлена демилитаризованной зоной с немедленным прекращением огня. Силы враждующих сторон отводятся к северу и югу от города. Под контролем ООН будет распределяться гуманитарная помощь – в питьевой воде, продовольствии и лекарствах экстренно нуждаются несколько миллионов йеменцев. Местная гражданская администрация формируется из хуситов, силы правопорядка – из местных жителей.

Тяжёлое многомесячное сражение за Ходейду и многолетняя йеменская война довольно внезапно завершаются. Противоборствующие силы не добились своих целей и вынуждены довольствоваться ничейным исходом. С весны 2015 года глобальная и региональная геополитика изменились столь кардинально, что срочную эвакуацию из мятежной страны можно наречь «Золотой победой» и стремительно выполнить законодательную рекомендацию.

Бывший планетарный гегемон имеет больше опыта в таких делах, начиная с Вьетнама и увязнув в Афганистане. Захочет ли его нефтеносный союзник учиться на чужих ошибках, станет ясно в ближайшие месяцы – как и перспектива умиротворения Йемена через портовые терминалы непокорённой Ходейды.