Чисто британское отравление: приближение развязки

Фотоколлаж

Ранним утром 17 февраля 2019 года над знаменитым собором города Солсбери был водружён российский триколор. Огромное знамя размещалось в верхней части строительных лесов, используя их в качестве каркаса. Его было видно во всей округе лучше любого полотнища на флагштоке. Даже погода оказалась на стороне флешмоба, заливая ярким солнцем трёхцветный стяг.

Воскресный день затруднил избавление собора от скандальной агитации, агитаторов по сложившейся традиции обнаружить не удалось. Фотографии и видеоролики «The Russians Are Coming again!» разошлись большими тиражами, вызвав бурю эмоций в широких общественных кругах.

В тот же день 17 февраля 2019 года британскому таблоиду Sunday Times стало известно, что самый знаменитый обыватель современного г. Солсбери скверно себя чувствует. СМИ Великобритании внесли вклад в токсичную провокацию едва ли меньший, чем их источники информации из MI6 и прочих специализированных структур. Тяжелы и слабо изучены последствия контактов с веществом Novichok, скорбно намекает таблоид.

Через год (!) после сфабрикованного вымысла пришла пора готовить общественность к тихой кончине основного фигуранта всего дела.

17 февраля 2019 года близкие родственники экс-шпиона обратились в компетентные органы РФ с просьбой признать С. и Ю. Скрипаль пропавшими без вести.

Из данного обращения важен следующий факт – с 4 марта прошлого года бывший сотрудник ГРУ ни разу не попытался связаться с родной матерью.

Хотя по официальной версии британского следствия уже в мае 2018 был выписан из клиники полностью здоровым, спрятан в безопасном и комфортном месте.

Морально-этическое нежелание поговорить (не увидеть или обнять – удалённо поговорить!) с самым родным человеком не имеет объяснения. Особенно при длительной разлуке и после смертельного покушения.
Нагромождение нелепых несуразностей в деле Highly likely зачастую рассматривалось механически, с надеждой пробить лживую твердыню логическими доводами:

  • Как можно приехать в Солсбери в 12 часов дня и успешно отравить дверную ручку, если объекты нападения последний раз касались двери в 9 утра?
  • Каким образом сильнейший токсин подействовал на два весьма разных организма в один и тот же момент времени – причём с уникальной паузой в несколько часов после заражения?
  • Как «отравители» нанесли боевую химию на дом жертв из герметично запакованного парфюмерного флакона (именно в таком виде «духи» нашли летом британские граждане)?
  • Почему IT-совершенная британская промышленность под чутким руководством спецслужб не смогла/не захотела воспроизвести уникальный флакон или хотя бы показать эффективность найденного? Ведь все известные человечеству контейнеры для особо токсичных веществ выглядят кардинально иначе?
  • Что за полевые учения проходили в единственной британской военной лаборатории, изучающей боевую химию – в месяц отравления и всего в нескольких километрах от места отравления?
  • Почему первым «случайным свидетелем» и сердобольным самаритянином, нашедшим Скрипалей, оказалась старшая медицинская сестра военной службы и специалист по токсикологии?
  • Как жертвы вообще выжили в обычной районной больнице г. Солсбери, если по официальной же версии их два дня лечили от наркотической передозировки?
  • Что за вышколенный персонал трудится в этой больнице, если за целый месяц никто не сделал ни единого снимка двух пациентов? Когда стоимость одного подлинного кадра «Преодолевая Novichok» сравнима с многолетними доходами врачей. Даже особы королевской крови не застрахованы от внезапных папарацци, в отличие от четы Скрипалей…

Душевный аспект трагедии – материя тонкая, но привязанность к родным людям обычно свойственна всем жителям планеты. Даже самым жестоким злодеям. Технические возможности для телефонного звонка в Россию у британских спецслужб имеются. Без риска получить ракетный/лучевой/любой иной удар по исходящему абоненту. Страх островных элит перед российской угрозой конечно обновляет рекордные значения, но до таких зияющих вершин пока не добрался.

Главный фигурант шпионско-токсичного скандала до сих пор не вышел на связь вообще ни с кем. Что позволяет предположить либо его полную недееспособность, либо физическую ликвидацию. Highly likely, ещё весной прошлого года.

«Мёртвые не кусаются!», — как говорил известный литературный пират. Многие успешные джентльмены удачи стали лордами и пэрами не только лишь в романах…

Чисто британское отравление приближается к очередной точке бифуркации – поразительно совпадающей с взлётами и провалами процесса Brexit. Спецслужбы бывшей империи выжали дело перебежчика досуха. Сумев заработать не только на его жизни, но выгодно продать его смерть. Как и при постановочном отравлении – с выверенным отложенным эффектом.

ПОДЕЛИТЬСЯ: