Цена глобальных заблуждений

Начальник штаба ВВС США генерал Дэвид Голдфейн

Торжественная речь президента США в честь 243 годовщины американской независимости стала заметным событием информационного века. Лидер цивилизованного мира отбросил имидж вражеского агента и циничного магната, обратившись к исключительной нации с исключительно примечательными словами:

«В июне 1775 года мы собрали революционную армию – она протаранила крепости, захватила воздух, заняла аэродромы, сделала всё необходимое и… под красным сиянием ракет добилась окончательной победы!»

Захват господства в воздухе и вражеских аэродромов под одновременные ракетные залпы – сложная задача для лучших армий нынешнего и предыдущего столетий. Для революционного ополчения североамериканских штатов таковая миссия объективно была невыполнимой ввиду полного отсутствия авиации, аэродромов и боевых ракет в XVIII веке. Сражения с английскими отрядами велись с помощью мушкетов, штыков, кремнёвых пистолетов и даже индейских метательных топоров — томагавков.

Других томагавков в войне за независимость США 1775-1783 гг. не применялось. Собственно, и сотни современных «Томагавков» способны разрушить несколько сараев вместо одного захудалого аэродрома.

Специалисты по политическому психоанализу выдвигают различные версии речевых странностей Д. Трампа на празднике Дня Независимости. От самой простой «Что написали, то и прочитал» до набора вычурных гипотез и различных теорий заговора. Заслуживает внимание и такое объяснение:

Растущее беспокойство истеблишмента США о состоянии авиационно-ракетной компоненты американского могущества. Как в практической плоскости, так и на уровне «профессионального» руководства.

На практике США серьёзно отстали в разработке гиперзвуковых ракет – не только от РФ, но и от КНР. На российские «Авангарды» и «Кинжалы» бывший гегемон отвечает кинжальной критикой в СМИ и авангардными испытаниями болванок, привязанных к сверхзвуковым самолётам.

На практике отставание Пентагона в средствах РЭБ признаётся официально, как и невозможность собственных систем связи стандарта 5G для военных целей – китайские корпорации предлагают такие системы для гражданских нужд.

На практике производство печатных плат в США сократилось в XXI веке с 10 до 3 млрд. $, при этом стоимость каждой платы существенно выросла. Китай на 46 % контролирует мировой выпуск базиса современной электроники – на долю США приходится менее 5 %. В производстве подавляющего большинства материальных активов – от стали и алюминия до ядерных реакторов и средств связи – ситуация аналогична.

На практике единственным ракетным носителем сухопутного базирования ВС США остаются пенсионные «Минитмены», заступившие на вахту в 1970 году. Для испытаний их доставляют на базу Ванденберг, из восьми пробных пусков 2009-2018 гг. четыре закончились неудачно. Как ракеты взлетают из шахт постоянной дислокации, вообще неизвестно. С 2020 года планировался вывод «Минитменов» из эксплуатации, но пока замены нет даже на чертежах – а ведь речь о 450 стратегических единицах со статусом полезности около нуля.

На практике из 11 атомных авианосцев США проецируют силу на дальних рубежах 3-4, остальные ремонтируются либо исследуются на предмет поломок. Новейший USS Gerald R. Ford строился 12 лет, обошёлся в 13 млрд. $, введён в состав флота более двух лет назад. Но ввиду проблем с ядерным реактором и палубным оборудованием не имеет собственной авиагруппы и фактически лишён боеспособности.

На практике выход США из договоров ПРО и РСМД показывает слабость американских позиций и влечёт их дальнейшее ухудшение.

На практике крупнейший союзник по НАТО предпочитает купить российские зенитные системы, что позволяет ему отказаться от приобретения сырой недоделки F-35 и тем самым получить двойную выгоду.

На практике союзник нефтеносный и платежеспособный никак не может справиться с кустарными ракетными пусками по своим аэродромам с помощью «самых лучших» американских ЗРК. С убийством и расчленением журналистов в собственном посольстве справляться куда проще.

На практике «изгой Персидского залива» сбивает современнейший шпионский беспилотник США, выуживает его обломки из своих территориальных вод и демонстрирует их во всех ракурсах. Американские же власти не могут доказать факт поражения БПЛА над нейтральными водами и отвечают пустыми угрозами, бравадой и фантазиями.

Уровень оперативного руководства военно-воздушных сил – оно отвечает за авиационные армады и ракетные средства – живописуют откровения начальника штаба ВВС США в генеральском звании, с трибуны Института аэрокосмических исследований им. Митчелла.

О функционировании телефонной связи при широком применении ядерного оружия, как ни в чём не бывало.

О первоочередности контакта с Европой при внезапной ракетно-ядерной атаке на США.

Об уничтожении вражеских ракет (баллистических и крылатых!) самолётами-невидимками – к чему F-22 и F-35 абсолютно не готовы даже теоретически.

О контрударах с помощью кибернетических диверсантов и аэромобильных медиков.

О ликвидации вражеских пусковых установок, давно выпустивших свои ракеты.

Об испепелении иностранных штабов, заблаговременно рассредоточенных и укрытых.

О завершении миссии массированными залпами с подводных лодок и авиационных эскадрилий, вторгшихся в пространство опрометчивого агрессора.

Наиболее любопытным моментом генеральских рассуждений является отсутствие в них не только адекватности, но и главнокомандующего вооружёнными силами США. Как лица, отдающего приказ на любое применение ядерного оружия и вообще военной силы.
Генерал Д. Голдфейн изложил
свой «замечательный» план на случай атомного Армагеддона – и лучше бы там присутствовали мушкеты с томагавками, чем построения паркетного стратега с талантами прыщавого геймера.

Цена заблуждений его патрона – насмешки в СМИ и соцсетях, цена генеральской заносчивости гораздо выше.

ПОДЕЛИТЬСЯ: