Болгария: ностальгия по энергетической доходности

Премьер-министр Болгарии Бойко Борисов и президент Болгарии Румен Радев

В связи с растущей внешнеполитической изоляцией России визиты высокопоставленных иностранных делегаций проходят в режиме Non Stop. Руководство РФ принимает федерального канцлера Германии в той же резиденции, что и президента Сирии, а также премьер-министра Индии. Принципиальный противник воссоединения Крыма с Россией (он же горячий сторонник присоединения Голанских высот), премьер Израиля, посещает Москву в День Победы. На Санкт-Петербургский экономический форум прибывают лидеры крупнейших экономик мира – включая единственную ядерную державу в составе ЕС. Президент Франции предлагает «сдерживать» Россию методом наращивания инвестиций в РФ, поощрения совместной торговли, углубления культурного сотрудничества и т.д.

Сочинский визит президента Болгарии прошёл менее заметно, однако сопровождался знаковыми переменами в приоритетах болгарских элит. Ещё недавно торжества ввиду освобождения Болгарии от османского ига игнорировали самого освободителя. При этом на церемониях были представлены прямые наследники многовековых угнетателей, разве что макового цветка забвения не хватало в примирительной символике. 140-я годовщина освобождения позволила руководству балканской страны обратиться к России не только со словами исторической благодарности.

Румен Радев нашёл в себе силы извиниться перед Россией за уникальную энергетическую политику своих предшественников. Действительно, только в XXI веке официальная София умудрилась трижды похоронить важнейшие инфраструктурные проекты – важнейшие именно для болгарского будущего.
Все три проекта осуществлялись совместно с Россией. Все три были уничтожены под предлогом «ограничения российского влияния». Все три уничтожения курировались удалённо, но на месте воплощались рьяно и без прямого участия ловких эмиссаров. За две из трёх отменённых строек Болгария заплатила из собственного дефицитного бюджета, который утратил даже призрачные шансы на профицит.

АЭС в Белене могла обеспечить 80% болгарских потребностей в электроэнергии ещё 10 лет назад. Действующая АЭС «Козлодуй» – из двух реакторов по 1.000 МВт каждый – генерирует около 40% болгарского электричества, АЭС в Белене планировалась по той же двухреакторной схеме. Стоимость строительства была чрезвычайно привлекательной, будь то в ценах 2005 или 2010 гг. – 4 млрд. € и 6.4 млрд. € соответственно. «Росатом» гарантировал постройку «под ключ», за счёт российских кредитов и в течение нескольких лет.

В 2012 году – когда об «изоляции» России никто на Западе официально и не помышлял! – болгарские власти разорвали атомное сотрудничество с РФ. Отмахнулись от результатов болгарского референдума, проголосовавшего за возведение новой АЭС. Вывели за скобки постоянно растущие расходы на закупку энергоносителей.
А также подписали договор на строительство одного реактора с американской Westinghouse. Дороже, чем стоили два российских реактора аналогичной мощности – но инвесторов среди десятков новых «друзей Болгарии» так и не нашлось.

В 2015 году атомная стройка по американским чертежам окончательно замёрзла, так и не выбравшись из стадии проектных замыслов. В 2016 году, по решению Женевского арбитража, национальная энергокомпания Болгарии выплатила российскому «Атомстройэкспорту» более 600 млн. € за разрыв контракта четырёхлетней давности.
Данная сумма является рекордом болгарских зарубежных инвестиций за весь XXI век. Результат для энергетики и финансов балканской страны тоже вполне рекордный.

В 2007 году появился проект нефтепровода «Бургас-Александруполис», для доставки российской нефти в южные страны ЕС через Болгарию и Грецию. Рентабельность магистрали обеспечивалась существенной дешевизной трубопроводных поставок по сравнению с танкерными рейсами. Длина нефтепровода составляла скромные 285 км, стоимость – вполне подъёмные 1.2 млрд. €, загруженность – до 50 млн. тонн.

Весь Евросоюз потребляет 600 млн. тонн «чёрного золота» в год. Болгария и Греция могли в буквальном смысле оседлать золотую трубу, контролировать нефтеснабжение Южной Европы и Балкан, выйти на развивающиеся рынки, создать десятки тысяч рабочих мест и развиваться самостоятельно. Всего за полтора года, с долевым участием европейских концессионеров в 24% у каждого. При желании всё строительство могла профинансировать российская сторона, с поэтапным погашением кредита и сохранением доходов у сторон транзитных.

В 2010 году – после заключения трёхстороннего межгосударственного соглашения, после его ратификации парламентами Греции и России! – болгарские власти решили отказаться от трубопровода. Потому что (пришли приказы из Брюсселя и Вашингтона) засомневались в его экономической целесообразности.

Построенная в те же сроки магистраль «Баку-Джейхан» прокачивает около 32 млн. тонн жидкого энергоносителя ежегодно и вполне рентабельна, хотя обошлась втрое дороже. Болгарское расставание с нефтепроводом «Бургас-Александруполис» стоило 4 млн. € прямых потерь и неисчислимых имиджевых убытков. Танкерный флот преспокойной плывёт мимо болгарских берегов, доходы от международной торговли нефтью проходят мимо болгарского бюджета.

Венчает абсурдную пирамиду борьбы с собственными национальными интересами болгарский саботаж «Южного потока».

Этот газопровод мощностью 63 млрд. м3 мог работать с 2015 года при нулевых вложениях с болгарской стороны. Ежегодный транзит 60 млрд. газовых кубометров мог превратить самую нищую страну ЕС в балканский Катар…
Воплощение «Южного потока» затянулось до 2014 года, до первых санкций ЕС и США против РФ по крымскому поводу, до рекомендательной резолюции Европарламента «Заморозим стройку или как?»
Однако именно болгарское правительство (после экстренного визита конгрессменов США) заявило о приостановке работ «до устранения замечаний Еврокомиссии», то есть навсегда.

С тех прошло менее четырёх лет и вместо «Южного потока» из России проложена первая нитка потока «Турецкого», пока что мощностью 16.6 млрд. м3.
С тех пор Еврокомиссия приняла замечательные резолюции о поэтапном снятии с довольствия дотационных стран ЕС. А также урегулировала антимонопольные споры с «Газпромом» без аннексий и контрибуций – и без болгарской компенсации «Газпрому» за срыв «Южного потока».
С тех пор аргументация отказа от данного проекта «Он повысит долю “Газпрома” на европейском рынке до 35%!» блестяще подтвердилась. Доля российского газа на рынке ЕС достигла 39% и без «Южного потока».

С тех пор расширение «Северного потока» преодолело заокеанский диктат и восточноевропейскую фронду, благодаря германской заинтересованности в прямых газовых поставках – не столько из России, сколько в Евросоюз.

С тех пор новым лидером «свободного мира» продемонстрирован столь откровенный эгоизм, меркантилизм и унижение многочисленной свиты, что скромной Болгарии попросту нечего предложить бывшему гегемону. Приходится отказываться от высылки российских дипломатов по сфабрикованным химическим обвинениям и снова надеяться на транзит российских энергоносителей.

С тех пор европейское потребление природного газа растёт. Европейская газовая добыча падает. Экологическое беспокойство определяет отказ от угольной генерации. Общественные фобии и влияние «зелёных» партий препятствуют широкому строительству новых АЭС. Финансовая адекватность приземляет фантазии об альтернативной энергетике и массовой закупке СПГ.

Широкий и многоканальный доступ к российскому газу становится фундаментом энергетической безопасности ЕС.

С тех пор единая позиция Брюсселя, Берлина и Вашингтона сохраняется в военной сфере и в диапазоне отвлечённых деклараций. В области экономики, торговли, финансов и энергетики между формальными союзниками нарастают конфликтные противоречия.
Болгарское желание снова оказаться на газовой трубе, словно буква Б из детской загадки, вполне объяснимо и даже обоснованно. Но определяться это будет в других столицах – в двух на букву Б и в одной на букву М.