Банковские махинации и премьерские объяснения

Премьер-министр Латвии Кришьянис Кариньш и бригадный генерал Илмарс Лейиньш, фотоколлаж

Государство – одно из наиболее бедных в ЕС и самое уязвимое из входящих в блок НАТО – столкнулось с каскадом нарастающих проблем. Хотя в рамках формальной логики трудно понять, почему же Латвия является «слабым звеном» евроатлантического сообщества. Независимость де-факто восстановлена 30 лет назад – предыдущее издание суверенности существовало всего 21 год и добилось крупных успехов в куда более трудных условиях. Если доверять официальной латвийской историографии и забывать о фашистской диктатуре с 1934 года.

В 1990 году независимая Латвия обладала мощным промышленным, инфраструктурным и научным потенциалом, прекрасным кадрами и развитой культурой – о чём Латвия 1919 года могла только мечтать. Внешнюю агрессию заменили редкие рейды рижского ОМОНа, чья численность составляла 120 милиционеров. Социальные потрясения и уличные возмущения обошли прибалтийскую страну, вопреки своеобразной демократии с лишением гражданства 25 % постоянных жителей по этническому признаку.

Латвию приняли в ЕС и НАТО 15 лет назад, для чего необходимо выполнение жёстких критериев – как финансово-экономических, так и в области безопасности. Более пяти лет имеет хождение единая европейская валюта. Четвёртый год на латвийских базах дислоцированы батальоны передового присутствия альянса – а центральное прибалтийское звено остаётся слабым и бедным, со стабильным исходом населения и инвестиций.

Разумеется, данный феномен требует адекватного объяснения. Особенно на фоне банковского скандала – латвийское «экономическое чудо» оказалось замешано на легализации коррупционных денег, на финансовых махинациях и даже на сделках по снабжению КНДР оружейными компонентами!

Несколько европейских кредитных организаций (включая Deutsche Bank – крупнейший финансовый конгломерат Германии) разорвали отношения с латвийскими партнёрами. Скандинавские Danske Bank и Swedbank свернули свою деятельность. Второй по значимости латвийский банк ABLV прямо обвинён Минфином США в отмывании денег и уже закрылся, «случайно» уничтожив всю документацию.

Американские чиновники настолько обеспокоены положением дел в прибалтийском форпосте НАТО, что там (опять же внезапно) появился премьер-министр с гражданством США. Единственный во всём Евросоюзе глава правительства с заокеанским паспортом, воспитанием и менталитетом – вполне суверенное решение зрелой латвийской демократии. Кризисный менеджер назначен в январе с.г. и уже вызывался на ковёр в США. Там Кришьянис Кариньш сделал заявку на нобелевскую премию по ряду противоестественных наук, объяснив бедственное положение страны следующим образом:

«Росту латвийской экономики препятствует слабость торговли с РФ и низкая покупательная способность российских граждан… кроме того, РФ прямо призывает русскоязычных жителей Латвии не интегрироваться, не ассимилироваться, это мешает их натурализации…»

Латвийские власти со своей стороны сделали максимум возможного для «улучшения» отношений с Россией и русскоязычной диаспорой.

Запретили въезд сотням граждан РФ сверх общих списков ЕС. Свернули программу «Вид на латвийское жительство в обмен на покупку латвийского жилья!»

Систематически уничтожают образование на русском языке, пусть в ущерб престижу латвийских школ и вузов.

Сражаются с памятниками советским воинам, пока союзники по НАТО мочатся на памятники латвийской независимости. С парламентских трибун называют освобождение страны от гитлеровцев «большим несчастьем», инициируют подсчёт ущерба за годы страданий в СССР и прячут головы в песок от демографических расчётов.

Натужно рвут кольцо БРЭЛЛ и базируют энергетику на советских ГЭС. Поставили крест на латвийском транзитном потенциале и благодушно взирают на парады под чёрными крестами.

Горячо поддерживали любые антироссийские санкции, даже когда они обречены на провал – голосование о полномочиях российской делегации в ПАСЕ тому примером.

Убедительно вещали о важности торгово-экономического давления на РФ, когда собственные «давилки» пребывали в дистрофичном состоянии благодаря системной деиндустриализации Латвии и дикой подмене понятий.

Если премьер путает «интеграцию» с «ассимиляцией», что говорить о рядовых охранителях латвийской самобытности, о языковых жандармах и т.п.?

Современной Латвии нечего предложить России в торгово-экономическом отношении, достаточно посмотреть списки реализуемых товаров и услуг. Иначе почему бы не направить прекрасный латвийский экспорт многочисленным партнёрам по Евросоюзу, тем же США с Канадой, сотням других стран?! Откуда такая тяга к торговле со «слабой и агрессивной» Россией?

По причине усыхания ЕС-дотаций, ввиду банковских махинаций прибалтийского «тигрёнка» с завышенными потребностями и самооценкой?

Ценность русофобской риторики и антироссийских действий изначально преувеличивалась закомплексованными элитами постсоветского пространства. В эпоху многополярного переустройства мира за русофобию придётся платить из собственного кармана. Хорошо, если в бюджетном кармане имеются наличные для покупки американских истребителей и обустройства баз U.S. Army – хорошо для Вашингтона, не для Варшавы. У официальной Риги нет средств на покупку одного ударного вертолёта или танкового взвода. Попытки расплатиться агрессивным вокалом давно утратили эффективность и характеризуют инерционный тупик латвийских элит.

Например, другой уроженец США и бывший командующий единственной сухопутной бригадой ВС Латвии прорвался в новостные хит-парады – пообещав «Удивить армию РФ латвийской военной мощью». Шокировать ничтожностью вполне возможно, тем более заведомо зная о немыслимости российского вторжения в Латвию. Гораздо примечательнее другое откровение бригадного генерала, получившего образование в королевских военных академиях Швеции и Великобритании:

«Война всегда означает ущерб, в латвийском случае неприемлемый… нам необходимо проявлять активность в Грузии, на Украине, в Арктике… следует воевать в других местах, чтобы не сражаться в Латвии…»

Создавая проблемы России на её периферии, не стоит удивляться убогой трясине на месте собственной страны.